Кто такие практикующие тенсегрити? Что такое движение практикующих, сообщество, создание которого было изначальной целью Cleargreen?

***

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте вспомним притчу-сказку о птицах, изложенную древним поэтом-суфием Фаридом ад-дин Аттаром в поэме «Беседа птиц». И с самого начала надо отметить, что легенду о птицах, отправившихся к Симургу, излагали многие другие классические авторы (например, Низами), но Аттар, в отличие от всех был не просто поэтом – он был глубоко вовлеченным практикующим. Имя Аттар, которое он принял, означало — буквально, целитель, травник. К нему приходили больные и страждущие со всех окрестных городов. Он также был практиком и визионером.

Вот сама история.

Симург, мистический царь птиц, обитал на горе Каф — горной цепи, по краю опоясывающей Землю и поддерживающей небеса. Как-то раз, облетая бескрайние свои владения, он уронил в центре земли неописуемой красоты перо. Это перо, стоило на него взглянуть, меняло жизни и судьбы. Это перо было несомненным знаком явления Всевышнего.

Если бы не обнаружился образ Его пера,
не всполошился бы мир в такой мере.
Искусство обязано сиянию того пера своим бытием,
и вся красота мира — лишь отражение того сияния

И тогда удод собрал птиц, чтобы призвать их отправиться к Симургу.

Симург, Тридцать птиц

Далеко не все готовы совершить это трудное и опасное путешествие в неведомые края: соловей поглощен любовью и тем, чтобы быть любимым; попугай – признается в том, что поглощен  заботами, от которых неспособен отрешиться, павлин говорит о недостатке храбрости, утка поглощена чистотой и отражением в воде, куропатка привязана к богатству, птица хома – неспособна отрешиться от власти, сокол не хочет терять место при дворе, цапле влекут ревность и эмоции,  сова – не может расстаться с кладами и руинами, а зяблик лицемерно жалуется на немощь и трусость.

Но храбрый и решительный удод находит слова, чтобы убедить их отправиться в путь. Наконец многотысячный отряд птиц пускается в путь.

Когда выслушали птицы все эти рассказы,
то увидели себя готовыми души отдать.
Симург отнял безразличный покой их сердец,
любовь к возлюбленному умножилась в сто тысяч раз.
Тверды в намерении, отважно и
споро все выступили в путь.

Стае предстояло преодолеть семь долин, семь испытаний (в суфийских терминах – «стоянки», макам, ступени эволюции ученика на пути знания).

Первая из них называлась долина Поиска. Здесь они столкнулись с жизненными бедами и неурядицами, им предстояло одолеть страхи и выковать свою решительность.

Затем они оказались долине Любви, полную окрыляющего жара и внутреннего горения, без которого невозможно пройти ее.

В долине Понимания им предстояло понять природу самого знания, способность видеть вещи в подлинном свете.

В долине Непривязанности им предстояло научиться действовать, не ожидая наград, терпеливо и в смирении.

Пятая называлась долиной Единства. Здесь мудрый Удод разъясняет другим птицам, что, хотя они видят вокруг себя множество вещей, в реальности существует только Одно, полное и завершенное в своем единстве.

В следующей долине Изумления птицы переживают болезненную утрату своей сущности, всех ранее существовавших представлений о самих себе.

О сути того, что происходит в последней, седьмой долине Нищеты, не способен поведать даже Удод, самая мудрая из птиц.

Практикующие. Притча о тридцати птицах Симург

Пройти через все эти испытания смогла горстка самых везучих и настойчивых. Из многих тысяч птиц к Симургу пришли только тридцать. Кого-то съели хищники, кто-то был пойман в ловушки на каждой ступени, одни сошли с ума, третьи сгорели, другие отстали. Из каждой тысячи цели достигла одна птица. Путь дался огромной ценой.

Огромный мир птиц полетел,
но всего тридцать птиц долетели до цели,
тридцать птиц без крыльев и перьев,
слабых от истощения, израненных,
при смерти, с разбитыми сердцами и телом.

И они предстали у подножья неописуемого Симурга. Он порождал и гасил сотни миров в одно мгновение. И они увидели, что Солнце, луна и светила были лишь незначительными крупинками перед Симургом, и сами они не имели никакого значения, они были никем перед ним.

И за образом лика Симурга Вселенной
рассмотрели птицы Его лик в тот же миг.
И, едва рассмотрев, сразу те тридцать птиц
осознали, что все тридцать — Симург, на которого
и смотрят они.
От изумления все растерялись,
преобразились, о том и не зная, и стали иными.
Смотрел на себя настоящий Симург,
сам себя непрерывно созерцающий в этой тридцатке.
Когда в сторону Симурга взор они обращали,
тот Симург был этими тридцатью здесь.
Когда взгляд переводили они на себя,
эти тридцать здесь были Симургом, но уже — там.

Они осознали, что они и есть Симург, и он смотрит на мир их глазами. Они слились с осознанием магической птицы творения.

***

В путешествие осознания были приглашены буквально миллионы людей. Книги Карлоса Кастанеды были изданы тиражом 28 миллионов. Тысячи людей участвовали в открытых лекциях, которые он проводил с начала 90-х. На семинарах, которые непрерывно проходили с 1993 года, участвовали тысячи. Кроме того, тысячи людей шли этим путем самостоятельно, получив толчок духа через соприкосновение с намерением, вложенным в книги как самого Карлоса, так и его соратниц.

Но сколько людей продолжают этот путь? И под этим путем я не имею в виду конкретно тенсегрити: быть воином, человеком знания, и какого-то уровня сертифицированным практикующим тенсегрити – это разные вещи, не следует их путать. Каждый ответить на этот вопрос может только сам.

Поэтому, когда я говорю об усилиях и результате, то использую метафору волн, омывающих прибрежные камни. Наши усилия – это волны, наша страсть и намерение – это ветер, а камни на берегу – это наше невежество и самопоглощенность. Наивно полагать, что нескольких волн будет достаточно, чтобы разбить камни, необходима длительная настойчивость – ударять раз за разом, омывая, разрушая и подтачивая твердыню нашего эго. Без намерения – ветра, – волны не будут ударять о камни, ничего не произойдет. Но и одного намерения недостаточно – нужны целенаправленные действия, без ожидания немедленного успеха.

И в этом смысле идущие – пусть даже непрямыми путями, действуя не самым искусным образом, уйдут дальше тех, кто ничего не делает, но только говорит или думает об этом.

Маленькие, но постоянные шаги уведут тебя дальше, чем случайные рывки и перебежки.

Делать лучшее, на что способен – намного лучше, чем действовать кое-как.

Но ничего не делать – еще хуже, чем делать хоть что-то.

А обманывать себя – худшее из всего, что есть.