Рассказы Ренаты Мюрез из документального фильма «Тайна Карлоса Кастанеды» (2019 г).

Иногда мы теряемся во всех этих его историях, иногда мы в них остаемся. Но я поняла — то, чего он достиг в своих книгах, может достичь каждый из нас. Я сидела у стоп многих учителей, слушая их истории, но я почти не слышала о том, как это могу сделать я. И вот, передо мной был человек, Карлос Кастанеда, который сказал: «Ты можешь это сделать, ты намного больше, чем ты думаешь. Позволь мне показать тебе путь, ибо я могу открыть дверь. Я не могу за тебя пройти через них. ты должна сделать это сама. Но я могу открыть тебе эти двери». И он это сделал.

Всё, о чем он говорил, было настолько мощным, это был взрыв мозга (в то время очень актуальное выражение). Все эти невероятные истории, чудеса, то, на что способен человек — состояния расширенного восприятия. При этом Карлос был больше прагматичным. После той встречи, которая длилась около полутора часов, он сказал: «Я буду давать вам эти практики, в этом парке, которые помогут Вам расширить свое восприятие. Записывайтесь вот здесь». Я записалась и пошла в субботу на встречу, и так далее. Дальше уже история.

Карлос был мужчина, нагваль, лидер, гуру. Он был гением перевоплощения. У него не было какой-то одной идентичности. Если послушать истории его соратников Флоринды, Кэрол Тиггс, Тайши Абеляр, они все встречались с разным доном Хуаном. Был дон Хуан, затем были Мариано Аурелиано, Тайша Абеляр, Джон Майкл Абеляр. В общем, у Карлоса было много идентичностей. Мои отношения с ним тоже были разными в разное время. Временами он был со мной мудрецом, временами — нагвалем, временами — другом, временами — тем, кто помогал мне с личными проблемами. Он был тем, с кем я могла пойти гулять в три часа ночи в какой-нибудь наиболее нелюдный парк Лос-Анджелеса. Когда Карлос звонил по телефону и говорил «давай-ка сделаем сегодня то-то, пойдем в тот-то ресторан», ты не всегда знала, с кем увидишься. Это всегда мог быть кто-то новый.

Существовал ли дон Хуан или нет? Самое важное для меня, что он существовал для Карлоса Кастанеды. Как мы знаем, нет единой реальности для всех. У каждого — своя реальность, которую он для себя собирает. Так существовал ли дон Хуан для меня? Да, он существовал для меня, потому что он существовал для Кастанеды. И мне нравится, что на эту тему сказал Карлос, которого так долго мучали этим же вопросом, и который испытал на себе всю многоуровеность дилеммы. Он говорил: «Существовал он или нет, какое это имеет значение? Суть в том, что практика, которую я вам предлагаю, не моя. Её передал мне кто-то ещё, а тому передал кто-то ещё. И это целая линия передачи отобразится, и практика работает. Вы можете убедиться, попробовав сами. Не слушайте никого. Если она работает для вас, то она становится вашей реальностью. Дон Хуан существует, я существую, я — ваш учитель. Если это не работает для вас, ищите другого учителя.

Карлос, как новый нагваль после дона Хуана, очень серьезно относился к тому, чтобы собрать и вести учеников дона Хуана наряду со своими новыми учениками. В те ранние 88-89-е годы мы часто разговаривали с Карлосом по телефону. И вот, он звонит и говорит, что должен встретить индейцев Нестора, Паблито, и что они вылетают в Лос-Анджелес, остановиться в отеле, и он проведет с ними выходные и так далее. В каком-то роде это был мой ближайший личный опыт соприкосновения со старыми учениками дона Хуана. Карлос говорил мне об этом не для того, чтобы впечатлить меня, он просто говорил, как есть. Он встречал этих людей и проводил с ними время. И раз были они, имея физическую форму, почему бы и не быть всем остальным?

Его невероятная доброжелательность, его удивительное сердце, его желание помочь…он часто говорил нам о том, какую благодарность чувствовал, когда дон Хуан передал ему такой дар, и что он не хотел покидать этот мир, не передав, не показав, не продемонстрировав этот дар другим людям, унеся его с собой.

Переработка инструментов не уменьшает их энергию, их эффект. Вот, что меня поразило. Я не пойду к руслу реки и не буду использовать зеркало и так далее. Этого сам Карлос с нами уже не делал, ведь эти предписания были даны ему человеком жившим 40, 50, 60 и 80 лет назад. Это поколение тех годов, мы так не будем делать. Мы будем использовать другие современные инструменты, которые помогают нам расширяться и видеть невидимых помощников, открываться другим существам в мире, другим союзникам. В каждом из тех инструментов сохранялась энергия. И я знаю, работаем ли мы в организации «Cleargreen» или практикуем настоятельно, мы должны оставаться в энергии, потому что людьми движет энергия. Это энергия преемственности, линии передачи учения. Если вы придёте на любое мероприятие, которое мы проводим, или кто-то другой под знаменем Карлоса Кастанеды, то есть пройдя обучение в «Cleargreen», то преемственность сохраняется, предыдущие учителя соглашаются с изменениями, они приходят, их приглашают в каждой партии.

Я всегда говорю людям: «Может, вам нужно быть более чувствительными? Закройте глаза, постарайтесь попасть в тихое место. Делайте это с помощью движений, медитации, неважно как, главное — делайте. Позовите деда, прадеда, попробуйте найти его где-то в мире, и вы не найдёте. Если найдёте, его энергия будет вот такой маленькой. Делайте то же и позовите Карлоса. Его энергия — как зонт, она придёт и покроет вас как зонт как гриб. Вот — каков Карлос сейчас.

Он знал, что скоро умрёт, покинет этот мир. Я была с ним последние 10 лет его жизни, и он всегда говорил мне: «Выбирай свою битву. Куда ты сегодня направишь свою энергию?» Примерно так, рассуждал он, будет ли это секс или что-то иное. Всегда, когда он был со мной, он направлял свою энергию в иные русла. Я хочу вам сказать, что, обучая 1000 человек Тенсегрити, пути воина, ни с кем из которых я сексом не занималась, но с каждым из них у меня гораздо более близкое сходствó, чем с моими физическими любовниками в прошлом. Любовь мужа — это понятие определяется культурными и социальными нормами. Расширение реальности и совместное в этом участие не имеют ограничений и определений. Это что-то поистине магическое. Когда ты встречаешься сердцем к сердцу, сознанием к сознанию, ты делишься своими намерениями, преследуешь великое неведомое.

Он был так глубок, его логика была несравненной. Его суждения были несравненными, его сердце было несравненным, его намерения…никого похожего я в жизни не встречала.

Посреди ночи между двумя и тремя часами он мог позвонить по телефону со словами: «Я сейчас подъеду, буду у тебя через 10 минут». У него был небольшой коричневый пикап, в котором он насобирал на такие внезапные вывозки. Этой ночью было практически ничего не видно, мы все ехали-ехали к одному из тех мест, что мне нравились. И вот, он говорит: «Сюда приходит танцевать Кэрол Тиггс». Это была очень симпатичная танцевальная площадка. Дверь открыта для всех, много огней, веселая музыка и толпа людей. Кастанеда паркует пикап прямо напротив входа и обращает наше внимание на яркую вывеску. «Смотрите, на ней написано «У Вирджинии». Какое замечательное название!» Потом он проводит нас по району, рассказывает, что вот здесь живет Кэрол Тиггс, вот её квартира. В окне был действительно силуэт человека. А может нам показалось, кто знает? Кастанеда говорит: «Смотрите, а вот и кошка Кэрол». Потом он отвозит нас домой и нам, конечно, невыносимо любопытно, сможем ли мы найти всё это на следующий день. Мы запоминали улицы, как могли. И знаете, мы нашли это место, потому что мы запомнили, что оно было за тем-то мостом в Лос-Анджелесе, в общем, добрались. И вот, перед нами заброшенный, практически разрушенный склад с потертой выцветшей от времени вывеской, на котором можно было различить лишь большую букву В. И больше ничего. Что это было? Магия? Он умел перебрасывать целые группы людей сквозь время в разные эпохи, в разные сновидения. Он был созидателем снов.