Рассказы практикующей знахарки Руби Модесто о магии индейцев Южной Калифорнии. Помимо очень любопытного рассказа Руби о шаманизме ее племени (принадлежащих к языковой группе юто-ацтекской семьи), интересен ее отклик на книги Карлоса Кастанеды. В отличие от некоторых современных вождей Яки, предъявляющих претензии к образу Дона Хуана, Руби очень высоко оценила книги Карлоса.

Мне посчастливилось познакомиться с миссис Руби Модесто, знахаркой из пустыни Кауилья, осенью 1976 года, когда я искал этнографическую информацию о лекарственных травах, используемых индейцами Южной Калифорнии во время родов. Руби живет со своим мужем Дэвидом и их семьей в индейской резервации Мартинес, недалеко от родовых клановых деревень в долине Коачелла.

Госпожа Модесто является хорошо известным и уважаемым хранителем знаний, касающихся устной истории, обычаев, духовных верований, лекарств, музыки и языка пустынного народа Кауилья…особенно клана Собаки. Она часто предоставляла информацию для других антропологов (Wilke 1976) и недавно стала соавтором статьи в журнале калифорнийской антропологии (Lando and Modesto 1977). Руби читала лекции для гостей в местных колледжах и в настоящее время преподает язык Кауильи в зале племени Мартинес.

Как знахарка, или на языке Кауилья — пул, Руби следует древним шаманским традициям, передаваемым через семью и клан. Ее отец, дед и прадеды служили клановыми нет — церемониальными вождями и самими главными пулами. Многие дяди и дедушки тоже были знахарями. Хотя общие черты шаманизма Кауиллы были описаны (Bean 1972-78), конкретные детали жизненного пути отдельного шамана не были опубликованы. Есть также несколько книг по истории и культуре пустыни Кауилья, которые могут быть использованы в учебных классах для изучения коренных американцев. Руби хотела, чтобы была написана книга о ее народе, «книга, которая говорила бы правду», и мы вместе решили создать эту рукопись: смесь предыдущих антропологических исследований в сочетании с ее знанием, памятью и личным опытом. Есть надежда, что «Не для невинных ушей» будут полезны для читателей, а также будут использоваться в программах калифорнийской государственной школы.

Название «Не для невинных ушей» была выбрана в качестве названия для нашей работы, потому что она отражает эзотерическую природу историй о шаманизме Кауилья…определенные духовные верования и целительские практики, которые были скрыты от посторонних. Исторически сложилось так, что полноценное общение с неиндейцами оказалось рискованным и опасным. Руби говорит просто: «времена были не те. Люди не были готовы слушать». Ранние испанские священники и позднейшие протестантские миссионеры осуждали шаманизм как колдовство и дьявольское зло. Американские иммигранты в Калифорнию считали индейцев — «копателей» примитивными только потому, что они обладали палеолитической технологией и образом жизни (Kroeber 1925). Даже наука склонна подавлять туземные понятия и представления, относящиеся к «духам», объясняя эти «отсталые» понятия как культурно обусловленные галлюцинации (Schultes 1976). Голливудские фильмы, вероятно, нанесли наибольший ущерб, характеризуя целителя-знахаря как своего рода суеверного мошенника. Однако времена изменились. Публикации некоторых антропологов и современных писателей демонстрируют вновь возникшее уважение к мыслям и учениям индейского народа. Эта перемена в сердце позволила Руби более свободно общаться со своими духовными традициями.

Книги доктора Кастанеды об учении Дона Хуана, индийского знахаря племени Яки, во многом разрушили узкое христианское представление о том, что шаманизм изначально был злом. «Были хорошие пулы и плохие пулы» (pul — у индейцев Куауилла то же самое, что и брухо у Яки – ред.), — говорит Руби. Некоторые из них были «ведьмами», использующими свою силу, чтобы причинить вред другим, но большинство были целителями, провидцами-лидерами и хранителями клановых традиций. Негативный взгляд на шаманизм коренится, я полагаю, в презрении христианских властей к людям, которые использовали установки насилия для доступа в духовные сферы. Многие европейские женщины были сожжены на костре во время инквизиции за «колдовство», которое часто означало признанное использование дурмана для личной силы и исцеления. Эти «ведьмы» были в основном повитухами и церемониальными практиками местных дохристианских религий (Lang 1972).

Учение дона Хуана (Кастанеда 1968) дает одно из самых подробных описаний шамана Нового Света и раскрывает позитивный личный и социальный вклад шаманистических традиций, особенно в области холистической медицины.

И подобно Дону Хуану, пустынные ведьмы кауилья были высоко оцененными вождями кланов, целителями, охотниками, талантливыми певцами и церемониальными танцорами. Они также использовали дурман и другие духовидческие энергетические установки для усиления этих личных талантов (Bean and Saubel 1972). Однако шаманизм был загнан в подполье репрессивными законами и силами, которые высокомерно управляли жизнью индейцев с тех пор, как эта земля оказалась под властью европейцев и христиан. Только в последние несколько лет индийские знахари начали выходить из-за «занавеса из оленьей кожи» и открыто провозглашать ценность своих древних традиций (Rolling Thunder, Boyd 1974). Собственно говоря, именно книги доктора Кастанеды о Доне Хуане позволили нам с Руби познакомиться поближе и рискнуть вступить в контакт.

***

Указания, которые я получил, чтобы найти Руби Модесто, были расплывчатыми, и мне пришлось немного подготовиться, прежде чем я смог следовать им. Я могу сослаться на заявление Дуга Бойда о том, что до встречи с Вращающимся Громом, индийским знахарем из Невады (Boyd 1974), он провел несколько дней в медитации, чтобы достичь безмолвия внутреннего ума.

Но честно говоря, почти не искал Руби, потому что мне сказали, что она живет в пустыне рядом с магазином свиданий Валери Джин и что я должен поехать туда, повернуть налево и «может быть» человек на лошади скажет мне, где найти Руби. Я искренне полагал, что ехать на юг, в сильную жару долины Коачелла, и искать человека на спине лошади было бы полны безумием. Но мои мысли были менее ценной преградой для открытия, и, как Дуг Бойд, я должен был очистить свой ум посредством медитации и верить, что меня направят по пути, который был таинственным по своей природе.

Поэтому через несколько дней я поехал по указателям к дому Руби Модесто, проехав 12 миль к югу от Индио до магазина свиданий Валери Джин, повернул налево и столкнулся с человеком на лошади! Он с готовностью указал мне на подъездную аллею Модесто, и я увидела Руби, сидящую со своим мужем Дэвидом в тени их веранды.

Они тепло приветствовали меня, услышав, что я только что разговаривал с Магдалиной, и поинтересовались, как у нее дела. В конце концов Руби спросила меня, зачем я поехала так далеко, чтобы увидеть их? Я объяснил ей свой интерес к местным лечебным стратегиям, особенно к деторождению, и спросил, может ли она опознать растение, упомянутое Магдалиной?

Руби подняла одну бровь и скептически посмотрела на меня,

— Расскажи мне, — попросила она. — Вы читали какие-нибудь книги Карлоса Кастанеды?!’

— Да, — осторожно согласился я, не зная, что еще сказать, и чувствуя себя самокритичным, поскольку подлинность работы Кастанеды была под огнем критики со стороны академического сообщества.

— Ну и что ты о нем думаешь? — спросила она.

— По-моему, он очень хорош, — сказал я. Руби сразу же захотелось узнать — почему?

— Потому что он очеловечил антропологию, — сказал я, — Он сосредоточился на людях, а не на культуре, проявляя большое уважение к мыслям и ценностям старого индийского знахаря и осмеливаясь позволить индийскому народу долго говорить за себя и объяснять свое собственное духовное наследие. Я также лично считаю, что наставления Дона Хуана относительно правильного использования психоактивных растений могут иметь большую ценность для системы государственных школ. Я преподаю обществознание в средней школе в Риверсайде, штат Калифорния, и многие из моих учеников экспериментируют с растениями силы.

— К сожалению, они живут в культурной системе, в которой отсутствуют соответствующие уроки. Учения дона Хуана имеют культурное значение для роста моих учеников. И откровенно говоря, его учения были очень важны и для моего личного роста и духовного понимания.

Руби с минуту испытующе смотрела на меня, потом сказала:

— Все это правда, ты же знаешь. Наши целители здесь, в долине Коачелла, были точно такими же, как Дон Хуан. Они говорят, что эта долина была полна силы. Лекарственные растения были очень сильны. Однако не все пулы (маги, брухо) использовали растения силы.

— Это должно быть ясно с самого начала. Я — это я сама, но «союзник», как называет его Кастанеда, духовный помощник, который отличает пула от обычных людей, пришел ко мне через сновидение, а не от воздействия растения.

Разбавленную смесь чая кикисулем, приготовленную из трех верхних листьев и корней растения, которое вы называете дурманом, иногда давали во время родов, чтобы облегчить схватки и поднять дух матери. Но ахтукул, или куст креозота, был главным женским растением…

Я отвлек ее, чтобы спросить, можно ли мне записать то, что она говорит? Руби казалась довольной и таким образом начала отношения, которые сохранились и по сей день. Много счастливых часов я провел в тени рамады Руби и Дэвида, слушая рассказы Руби и записывая все, что могла.

Те читатели, которые рассматривают этнографические полевые исследования с американскими индейцами, должны отметить, что потребовался еще один год активного слушания, прежде чем мои уши были сочтены достаточно опытными, чтобы услышать многие из последующих деталей.

Предыдущее обучение методам этнографии у доктора Бина и библиотечные исследования дали мне много вопросов, на которые Руби должна была ответить во время наших сессий. Акушерки Санта-Круса и мой собственный опыт естественных родов сделали меня восприимчивым к холистическим методам исцеления, а работа доктора Кастанеды установила понимание основных шаманских практик, включая видение, сновидение, полет духа, встречу с союзником и другие духовидческие действия, не говоря уже о благосклонном отношении некоторых начитанных индийцев к антропологии. В следующей главе, посвященной истории пустыни Кауилья, мы с Руби попытаемся объединить элементы антропологической летописи с легендами ее клана, чтобы изобразить краткий период человеческой истории в Южной Калифорнии.

Рассказывает Руби Модесто

Я родилась здесь, в резервации Мартинеса, в 1913 году, никогда не говорила по-английски и не ходил в школу, пока мне не исполнилось десять лет. Я говорила только на языке моего отца, языке пустынного народа Кауилла, который жил в долине Коачелла. Я многому научилась в семье моего отца. Моя мать была женщиной Серрано из резервации Моронго, и она говорила на этом языке. Наша семья называлась собачьим кланом, потому что мужчины были хорошими охотниками, как и собаки, и всегда приносили домой что-нибудь поесть.

Когда я была маленькой девочкой, мой дед Франсиско был членом нашего клана. Он был избран нет — вождем другими членами клана в Совете. В его обязанности входило был быть мудрым и честным вождем, знающим историю клана, обычаи и церемониальные песни. Дедушка Франсиско научил меня молиться Умна’а, нашему Создателю. Он велел мне идти одной в горы, найти тихое красивое место и молиться. Он сказал, что я должна все рассказать. Скажи все, что ты чувствуешь или в чем нуждаешься, а затем выслушай ответ. Вот в чем секрет: слушать. Ты должна говорить все, что у тебя на уме, плакать, пока не опустошишься. Потом слушать. Он будет говорить с тобой.

В молодости я была настоящим сорванцом. Я не очень любила девчонок…все это хихиканье над мальчишками. Но мне нравилось ездить верхом с мальчиками и рубить дрова. Я научилась ездить без седла, стоя на крупе лошади, и мои длинные волосы развевались сзади.

Дядя моей бабушки Чарли был пул, шаман, обладающий целительной силой и способностью видеть сны. Дядя Чарли всегда говорил, что настоящий пул рождается, ему суждено им стать. Это мое призвание. Ты избран Умна’а, Нашим Создателем. Он делает тебя пулом в утробе матери.

Одна из вещей, отличающих пула, — это его союзник или помощник в сновидениях. Пул получает своих помощников через сновидения. В старые времена молодые индийские мальчики и иногда девочки были посвящены в свои духовидческие силы с помощью растения дурмана, которое мы называем кикисулем. Но мой помощник появился спонтанно, когда мне было около десяти лет. Я сновидела до 13-го уровня. Вы делаете это, не забывая говорить себе, чтобы заснуть в своем обычном сне 1-го уровня. Вы сознательно приказываете себе лечь и заснуть. Затем вам снится второй сон. Это 2-й уровень и необходимое условие для настоящего сновидения. Дядя Чарли называл этот процесс «постановкой сновидений». Ты можешь заранее сказать себе, куда ты хочешь пойти, или что ты хочешь увидеть, или чему ты хочешь научиться. На 3-м уровне сна вы узнаете и увидите необычные вещи, не из этого мира. Холмы и местность здесь совсем другие. Как на 2-м, так и на 3-м уровнях сна вы можете разговаривать с людьми и задавать вопросы о том, что вы хотите знать. Во время сна душа выходит из тела, поэтому вы должны быть осторожны.

Когда я сновидела на 13-м уровне, в тот первый раз, я была молода и не знала, как вернуться обратно. Обычно я сновижу только о 2-м или 3-м уровнях. Но в тот раз я продолжала видеть разные сны, засыпал и переходил на другой уровень сна. Именно там я встретил своего помощника, Ахсвита, орла. Но я была в каком-то коматозном состоянии, проспала несколько дней. Мой отец пытался вернуть меня обратно, но не смог, ему пришлось позвать моего дядю Чарли, который в конце концов сумел вернуть мой дух. Это была одна из его специальностей — исцеление потери души. Когда я проснулась, они заставили меня пообещать, что я больше не буду видеть таких снов, пока не узнаю, как вернуться домой самостоятельно. Способ вашего возвращения — это сказать себе заранее, что вы собираетесь вернуться (подобно самогипнозу), позже во сне вы должны вспомнить. Однажды, прежде чем я научился видеть сны и думать одновременно, я видела сон на 3-м уровне и задалась вопросом, как же я вернусь. Внезапно появилась гигантская птица, похожая на пеликана; она приблизилась, и я схватила ее за шею.

Мы летели высоко в небе. Я увидел, что земля горит внизу, и я как бы вышла из нее в сон 2-го уровня. Очень трудно выбраться из этих более высоких уровней.

Я был прирожденной сновидящей. Моя мать часто водила меня в Моравскую церковь здесь, в резервации. Я всегда засыпала, и моя душа вылетала прямо из здания через маленькую дырочку в потолке. Я долгое время была христианкой. Мой отец сказал, что все в порядке. Он сказал, что Умна’а может сделать все, что угодно, даже послать своего сына родиться у девственницы. Но теперь я знаю, что ты не можешь быть христианином и пулом. Вы должны выбирать между ними, потому что христиане учат, что пул получает силу от дьявола, а я в это не верю. Конечно, сила может быть использована во зло. Пул может убить или сделать людей больными, или манипулировать ими против их воли. Пул может заставить вас влюбиться в самого уродливого человека! Поэтому каждый пул должен выбирать между добром и злом. Сила может быть использована в любом случае. Я сама никогда не пошла бы по пути, который мог бы навредить кому-то другому. Это мой выбор каждый день, чтобы использовать силу таким образом, чтобы это было полезно. И я говорю, что сила пула, помощника сновидения, исходит от Умна’а. Это наша древняя религия и очень похоже на Ветхий и Новый Заветы, в которых духовные помощники, ангелы, были посланы, чтобы направлять могущественных знахарей, таких как Моисей и Иисус. Все исходит от Умна’а.

Конечно, не все было так серьезно в те дни.

Как я уже сказал, я была сорванцом и часто попадала в неприятности. Однажды я попала в переплет с вихрем. Мой отец учил меня, что вихри живут в земле. Разница между муравейником и домом вихря заключалась в том, что муравьиная нора спускалась под углом (так что муравьи могли легко входить и выходить с пищей), тогда как нора вихря шла прямо вниз. Ну вот однажды я ткнул палкой в дом вихря и она вышла! Боже, неужели он сошел с ума? Он была рассержен и вертелся вокруг меня. Но я бросила ему вызов. Я осмелилась на это, я пригрозила ему кулаком. И в конце концов он исчез. Вот песня, которую я написала об этом.

я-йа-ее, ветер
Йя-йа-ее, с облаками ярости он веет,
Шелковистая сухая едкость кружится вокруг.
Где же мои чувства?
Где же мои мысли?
Даже мои шаги спотыкаются и останавливаются.
Зло озорничая она запутывает мои волосы
Рассыпая песок пустыни по всему моему лицу,
Она дергает меня за одежду, крича от радости
А я стою, беспомощно задыхаясь в пыли.
Она несется вниз по долине
С коричневыми развевающимися юбками
Кружась, кружась и танцуя вокруг.
Безумно она капризничает, ведьма она и есть ведьма,
В то время как я смотрю зачарованно с запыленными глазами.
Вскоре она ушла, оставив меня совершенно разбитой.
Она подошла на минутку, чтобы подразнить меня
Я в этом уверен, но какой же это товарищ по играм
Я рад, что она ушла.

Комары меня тоже не беспокоят. Когда мне было около 28 лет, вокруг меня жужжал большой комар. Он приземлился мне на лицо и вполз в левую щеку. Солнце уже садилось. Был уже вечер. Мы с папой разговаривали. Этот комар просто жужжал вокруг моей головы. А потом он приземлился мне на щеку.

Я слышал его и чувствовал, как он ходит по моей коже своими маленькими ножками, но я не беспокоила его, я просто хотела посмотреть, что он будет делать. И он просто вошел в мою левую щеку. Теперь он там живет. С тех пор комары меня совсем не беспокоят.

Еще одно насекомое, которое иногда разговаривает со мной, — серая муха. Первый раз она заговорила со мной, когда я была еще маленькой девочкой. У серой мухи розовый зад, красные глаза и полосы вокруг тела. В первый раз, когда он заговорил со мной, он сказал: «я virtuoso» Интересно, что это значит? В то время я изучала английский язык в школе, поэтому заглянула в словарь, но не нашла нужного слова. В конце концов, я рассказала об этом маме, но она сказала, что я схожу с ума. Однако она также сказала, что когда-то слышала, что Бетховен (или один из этих старых мастеров) выучил песню у мухи. Поэтому она сказала: «Может быть, ты станешь музыкантом.»

Ты же знаешь, эта серая муха играла. Она расхаживала по столу, скрестив маленькие ручки, и вела себя глупо.

На столе лежала еще одна муха. Она сказала: «Что ты делаешь?» А другая муха ответила: «я собираюсь сыграть песню. Я же виртуоз». После того, как я рассказал об этом своей матери, меня обеспокоило ее замечание, что я схожу с ума. Так что после этого я ей почти ничего не рассказывала. На самом деле, это первый раз, когда я говорю об этом. Я думаю, люди просто решат, что я сумасшедшая. Но я слышал, что эта муха говорит так же ясно, как и люди. И знаете, что еще? На ней был фрак с ласточкиным хвостом! Мои родители говорили, что я странная девушка, и поэтому они дали мне мое индийское имя Неша, что означает «женщина-загадка».

Совсем недавно серая муха говорила мне о растении.

Дэвид, мой муж и я гуляли в каньоне, где растут слоновьи деревья. Слоновьи деревья очень священны для нашего народа. Наш народ делал из коры охотничий яд для наконечников наших стрел. Его также можно было растереть в порошок, смешать с табаком, смешать с липким шариком сосновой смолы и скатать в шарик для еды. Это лекарство давало большую способность к восприятию и видению некоторым пулам, которые хранили каловат н’нен-НАКа (смесь деревьев) в своих мешочках с лекарствами. Одним из способов его использования было мошенничество во время игры в азартные игры, в которые играют пеоны (пеон – нищий, бродяга, поденщик). Это делалось втихаря, конечно, потому что обычные игроки не обладали такой большой силой. Но лекарство будет говорить с твоей душой. Это покажет вам, какая рука скрывала кости в руке пеона. Вы бы услышали, как его голос говорит, какую руку угадать. Они говорят, что женщины-пеоны могут предотвратить мошенничество, потирая кости между ног…Ха!…Так или иначе, как я уже сказала, мы с Дейвом гуляли в каньоне, где росли все эти слоновьи деревья. Я сел рядом с тропой, чтобы отдохнуть. Вдруг одна из этих серых мух прилетела и села мне на руку.

— Итак, вы пришли и нашли меня, — сказала я.

Она поползла вокруг меня, а потом просто сказала на моем родном языке:

— Все в порядке.

Я истолковала это так, что мне было хорошо находиться рядом со слоновьими деревьями. Поэтому я помолилась за деревья и выпустил на них табачный дым, прежде чем мы ушли, чтобы поблагодарить их за подарки нашему народу.

Вы знаете, студенты из Университета всегда приходят сюда, чтобы задать вопросы о том, как мы использовали растения. Они хотят знать, где они растут, как их собирать и как они были готовились. Они верят всему, что мы им говорим, и записывают это как научные факты, но когда мы говорим самую важную часть, они улыбаются и отворачиваются. Истинная правда заключается в том, что у растений тоже есть дух. В нашей религии все имеет свой дух. Даже у скал есть дух. Когда я была ребенком, я могла видеть вещи в камнях. Я могла видеть человеческие формы и животных, таких как ящерица. Иногда я показывал эти формы другим людям, и через некоторое время они тоже могли их видеть. Но люди из университета в такие вещи не верят.

Они сами не умеют видеть и потеряли связь со своей собственной религией и духовными силами земли. Это очень плохо, и мне их очень жаль. Они — потерянные люди, и их собственные души умирают от голода.

Верования Кауилла

Когда я стала старше, особенно после того, как мне исполнилось сорок, я могу слышать разные вещи. Обычно я что-то слышу во сне. Вскоре я должна буду провести церемонию под названием «кормление дома», потому что мне приснилось, что двери нашего церемониального дома были закрыты. Внутри были древние люди. Какой-то старик звал людей прийти и поесть, но никто не приходил. Моя интерпретация этого сновидения состоит в том, что наши люди отходят от своих обычаев, а эти древние стоят вокруг и ждут, когда они вернутся. Я хочу накормить дом, потому что люди не выполняют своих обязанностей.

В нашей древней религии, да и сегодня, у нас есть церемониальный дом, куда все приходят петь и молиться. Умна’а означает «большой» или «огромный», как Бог. Киш умна означает «большой дом» или «Дом Бога», и это название нашего церемониального дома.

Он использовался для многих вещей, и каждый клан здесь, в долине Коачелла, имел свой собственный большой дом. Он использовался для благодарности, когда различные продукты были созрели и готовы к сбору. В другое время его использовали для танцев. Клан пулов мог увидеть во сне что-то плохое, и люди должны были бы собраться вместе и танцевать, чтобы отогнать зло. Большой дом также использовался для исцеления людей и для похорон, когда кто-то умирал.

Клан жил в большом доме и заботился о нем. Там он тоже разводил Орлов. Орел, такиш, очень священен. Люди думали, что орлы — это люди. Когда я был юной, мой дедушка Франсиско был нет (возглавлял церемонии). Я помню особую церемонию, которую мы провели в большом доме в честь Золотого орла, найденного мертвым близ Сан-Мануэля. Дядя моей матери нашел его и отправил нам на поезде. Мой дед доехал на багги до самого депо и привез Орла обратно. Он лежал в деревянном ящике, и когда они открыли его в большом доме, там ужасно воняло.

Но дедушка Франсиско заговорил с ним. Люди пели и плакали об этом всю ночь напролет. Они поблагодарили Умна’а за это. Мой дедушка осторожно вынул его перья. Он сделал мазь из сального дерева, священного растения, и помазал тело Орла.

Затем он завернул его в белую льняную ткань. Люди пели ритуальные песни для мертвой птицы, точно так же, как они пели бы для человека. Они сделали крошечный гробик размером с тело Орла и похоронили его на племенном кладбище. Мы все еще пользуемся теми перьями.

Сегодня мы собираемся вместе в большом доме и поем песни для мертвых всякий раз, когда кто-то умирает, и снова через год на следующий день после их смерти. Песни для мертвых рассказывают историю нашего творения. Я не знаю всех песен. Многие из них забыты.

Первоначально «песни для мертвых» были мужскими песнями. Были разные песни для умирающих женщин под названием «лунные песни», но мы их больше не поем. Их никто не помнит. Песни для мертвых обычно пели четыре ночи напролет.

Вся эта история рассказана Патенсио (1943), человеком из Палм-Спрингс-Кауилья. Теперь мы поем только одну ночь над телом. Вот та часть, которую я знаю, и я попытаюсь объяснить ее смысл. Каждое предложение или два-это отдельная песня. Мы можем пропеть одну строчку четыре или пять раз, прежде чем перейти к следующей части…

 

Песни Для Мертвых

Народ спорил со своим создателем. Люди больше не доверяли ему. Создатель принес в этот мир смерть. Так что Мерцание сказало: «давай заколдуем его. Пиу-ум, заколдуем его.»

Но кто же это сделает? — Только не я, только не я…- все так говорили.

Тогда они сказали: «пусть это сделает лягушка». 

Итак, лягушка ушла в океан и стала ждать там, где каждый день испражнялся великий человек, в том месте, где два бревна торчали из берега и плавали по воде. Обычно, когда Творец садился верхом на эти бревна и испражнялся, это было похоже на раскат грома, но на этот раз не было слышно ни звука. Лягушка проглотила это испражнение.

Создатель испражнился еще раз, и снова не было слышно ни звука.

Он снова испражнился, но лягушонок получил и это тоже. Творец ткнул его между ног своей тростью и трижды повел ею взад-вперед, вот почему у лягушки на голове три отметины, но он ничего не почувствовал.

После этого Творец заболел. Он пошел домой. — Это ты со мной так поступила? — спросил он у дома. — Это вы сделали? — спросил он у стен и пола. Но ответа не последовало. Это было выше его понимания.

Поэтому Творец призвал четыре различных вида змей, чтобы они лечили его. Они ползали по его телу. Но они ничего не могли поделать. Он позвал слепня и ветер, чтобы они его вылечили, но они ничего не могли сделать. Он позвал всех животных и людей, и наконец он позвал ворона. Он велел ворону нагнуться и высосать яд, но это было бесполезно.

Это было безнадежно. Ноги и руки создателя начали холодеть. Все его тело похолодело и онемело. Когда ворон потерпел неудачу, создатель знал, что они сговорились колдовать над ним. — вы сделали это, — сказал он. — Вы околдовали меня. 

Поэтому создатель велел людям кремировать его тело, но отослать койота подальше, чтобы он не съел останки. Народ послал койота на восток, где встает солнце, собирать хворост для костра.

Когда он был далеко, они сожгли тело. Но койот заметил это и побежал обратно. Все люди стояли кругом вокруг костра. Внезапно койот перепрыгнул через барсука, схватил сердце Создателя (все, что осталось) и снова перепрыгнул через барсука. Он убежал с сердцем во рту. 

Он перенес его через горный хребет, все еще красный там, где капала кровь.

Творец научил людей петь «песни для мертвых», и они увидели, как его дух покидает тело. Он направился на восток. И странные растения поднялись из пепла. 

Люди сказали Орлу, чтобы он поймал дух Творца и спросил, что растет из земли. Орел был могущественным шаманом, и когда он догонял дух Творца, то танцевал свои песни.

«Почему ты следуешь за мной?» — спросил создатель.

— Чтобы узнать о растениях, растущих там, где тебя сожгли, — ответил Орел.

— Это табак, пиват, мое дыхание. Используй это в своем церемониальном доме. Сожги его в своей трубке. Другое растение-  кукуруза, тумах, мои зубы. У стеблей будут волосы. А еще черные бобы, тевемалем, мои глаза. И тыквы вырастут, няшлум, мой желудок. И из моих ноздрей тоже…тыква.» 

Творец сказал, что растения будут хороши для еды. Орел вернулся и рассказал народу об этом благословении.

Я постараюсь объяснить смысл этих песен как можно лучше.

Во-первых, это очень похоже на историю Иисуса. Люди тоже не доверяли ему, и они убили его. И все же, несмотря на их предательство, он благословил их! Это тот же самый вид понимания. Люди не хотят умирать, но без смерти земля скоро будет перенаселена. Мы поем эти песни над умирающим человеком, чтобы направить дух в то место на востоке. Видите ли, Творец благословил нас пищей для этого мира и духом для следующего. Мы можем жить и умереть без страха, потому что он заботится о нас.

Кстати, лягушачье колдовство — это худший вид колдовства. Вы можете взять экскременты человека, его слюну или клок волос и засунуть их в глотку лягушки. Затем вы зашьете лягушке рот, и этот человек умрет. И это ничем не остановить. Их кишки высохнут и сморщатся.

Каждое из животных / людей на кремации были предками разных кланов Кауиллы. Мой предок из клана атиялем, собака, присутствовал на кремации. Там были и другие животные, такие как исватем, горный лев и токут, рысь. Там были и юниветем, медведь, и уналь, Барсук. Но эти кланы все вымерли. Клан, известный как ваншвум, что означает «сметенный», был смыт потопом, который пришел после смерти создателя. С тех пор многие другие кланы вымерли, в основном от болезней, но также и от утраты своей родословной. Все кланы могли проследить свою родословную до кремации. Все животные символизируют кланы, которые были призваны Творцом на помощь ему. Лягушка, однако, не была предком клана. Это — злой шаман.

У всех кланов были свои ритуальные «песни для мертвых».

Слова были те же самые, но мелодии разные. У каждого клана были свои особые песни, такие как клан кузнечика, виетем, добавит свою часть о кузнечике, который видел смерть создателя. В «песнях для мертвых» есть слова, которые направляют дух умирающего в «это место». Песни помогают ему принять свою смерть без страха. Слова говорят, что мы должны «забыть» это, забыть жизнь,  — это был всего лишь сон. Все это происходит в нашем сознании. Мы тоже должны забыть об умирающем человеке. Мы можем довольно скоро последовать за ним по этому единственному следу.

Считалось, что душа умершего человека возвращается через год на следующий день после смерти. Поэтому люди создавали образ человека, который умер, делали его из стебля Юкки. Они надевали на него одежду и в печали танцевали вместе с образом.

«Ты ушел», — могли бы они сказать или подумать. — Это всего лишь твое изображение. Это ваша одежда, но вы уже ушли…ой, ой!  Это было делалось для защиты живых. Пул говорит, что духи умерших любят чистоту и они не задержатся надолго среди запаха танцующих, потеющих людей. Хотя иногда храбрый дух оставался и забирал душу у кого-то живого… и этот человек умирал.

Поведение пул

Когда мне было десять или двенадцать лет, здесь действительно шел дождь. Днем и ночью шел проливной дождь. Птицы так промокли, что не могли летать. Я часто гонялась за ними по земле. И ловила их!

Когда дождь прекращался, мы с дедушкой и бабушкой отправлялись собирать грибы. Грибы взошли под мескитовыми деревьями. Бабушка собрала целое ведро. Она готовила их на костре, разведенном на Земле внутри ее маленькой хижины из кустарника-каркаса из стрел-сорняков, крытого веером пальмовых листьев.  Они были восхитительны. Такого дождя больше не будет, уже много лет. Старые индейцы говорили, что грозы разделяют времена года. Между зимой и весной была сильная гроза, а между летом и осенью-еще одна. Лето здесь всегда было жарким.

Но мой дед Франсиско обладал реальной властью влиять на погоду. Он обычно вызывал ветер, когда было жарко. Он высвистывал две длинные ноты. И это никогда не подводило. Налетел ветер. — О, как чудесно, — говорил он, — хороший ветер, чтобы охладить свое тело. Сила у него была в полном порядке.

Дедушка Франсиско был клановым индейцем и последним, кто поддерживал в Киве священную подземную собрание совета. Это была круглая яма, вырытая в земле около 5 футов глубиной и до 30 футов в диаметре. Вокруг подземной стены был выступ, на котором стояли кувшины с водой и священные свертки. Куполообразный соломенный потолок покрывал Кива, чтобы защитить его от дождя и сохранить уединение. Посередине стоял столб, который поддерживал куполообразную крышу. К столбу были прикреплены перья. Эта Кива использовалась ими для медитации с 25 другими шаманами. Они приходили сюда из других кланов, чтобы решить какую-нибудь запутанную проблему. Может быть, они думали об убийстве ведьмы, кого-то, кто отравлял людей. Или, может быть, они думали о какой-то опасности, которая приближалась к людям. Что бы это ни было, пул мог позволить всему этому обсуждаться в Киве.

Совет пулов и так был похож на судебное заседание. Они должны были судить людей, которые были позором для племени. Хорошие нет (вожди) посоветовала бы палс не убивать, но некоторые нет были очень вспыльчивы. Они судили, чтобы убивать. Сто лет назад, во времена моего прадеда Петручо, Кивы были найдены в каждой клановой деревне. Но Кива моего деда была последней. ТУже нет ни одной активной Кива, так как. вместо этого у нас есть закон белого Инана. Может быть, это и к лучшему, потому что плохой нет убил бы людей слишком быстро. Когда мой дедушка Франсиско стал нет (вождем, ведущим священных церемоний), он все изменил. Он принял закон белого человека и перестал пользоваться Кивой. Он использовал большой дом только для других наших церемоний. К сожалению, когда он умер, наш священный сверток и орлиные перья тоже были уничтожены. Тогда я была еще совсем девчонкой. Еще одна особенность нашей Кивы — ее охраняла гремучая змея. Большая гремучая змея. Но каким-то образом она отличала целителей и шаманов. Если незнакомец попытается войти в Киву, змея прогонит его прочь. Но когда входил пал, змея просто ускользала в какой-то дальний неиспользуемый угол Кивы. Это их никогда не беспокоило.

У растений тоже есть Дух

Вы можете говорить с растениями. Ты действительно можешь. Я не имею в виду, что вы просто подходите к растению и говорите: «эй, куст!» Но я хочу сказать, что ты должен быть искренним. Будьте скромны. Растения — это как друзья. Некоторые из них обладают могущественными духами. Растение кикисулем — это могущественный шаман, главный пул. Это тоже Водяное растение. Наши пулы обычно собирались вместе в Киве во время засухи и приносили дождь через горы, молясь и исполня  церемониальные песни духу в растении кикисулем. Наши пулы могли видеть дух, говорить с ним и просить, чтобы их потребности были удовлетворены. Пул и нет вместе пили чай из кикисулем и разговаривали с духом этого растения. Они говорят, что «идти на дно океана» означает идти на дно корня и общаться с мошущественными пулами, которые обитают на этом уровне растения. Дурман, наш кикисулем, — это главная дорога, ведущая к главному пулу, живущему под дном океана. Когда шаманы танцуют и разговаривают в церемонии с духом кикисулем, они могут заставить облака спуститься с гор из океана. Кикисулем связан с океаническим растением мусухат [вид неизвестен]. Из травяных стеблей этого растения мы делали наши священные лекарственные связки. Иногда, особенно позже, когда стало опасно идти отсюда к океану (потому что испанские солдаты делали из наших гонцов рабов), делали целебные свертки из камыша. В Священном свертке были бусины, деревянные фигурки, наконечники обсидиановых стрел и множество перьев. Это были очень священные вещи, очень могущественные. Никому не разрешалось прикасаться к ним, кроме нет, моего дедушки. Только ему или человеку, стоящему в очереди на пост главы большого дома, было позволено прикоснуться к нему. Там же были перья золотого орла, перья ястреба и ворона, овсянки и колибри. Его специально использовали, чтобы молиться о дожде во время засухи, и иногда его выносили, чтобы помочь очистить большой дом.

Обычно у каждого клана было по одному пулу, а если повезет, то и по два. Они приходили сюда на эти церемонии и собирались вместе с нашим нет Франсиско, который сам был главным пулом, и они вместе принимали настойку кикисулем в Большом Доме. Иногда им приходилось толковать очень сильный сон. Взяв кикисулем вместе, они могли бы погрузиться в сон и сравнить свои впечатления. Например, мой дядя Чарли был пул. У него было несколько специальностей. Одним из них было толкование сновидений. Один сон, который я помню, мы должны были танцевать, обеспокоенные тем, что видели индейцев, спускающихся по тропе к букве «Y» на дороге. Он не знал, что означает буква «У», поэтому пулы собрались вместе и ушли в этот сон. В конце концов они истолковали это как то, что народ вот-вот разругается, кланы разойдутся. Поэтому они устроили торжественный обед, чтобы накормить весь дом. Все люди были приглашены, и пул рассказал им о мечте и важности единства. — Это неправильно, — предупредил людей пул. — Вы должны идти в одну сторону, а не в разные. — Итак, пул и нет уладили это предупреждение о раздоре между кланами. Интерпретируя этот сон, они использовали растение кикисулем, чтобы помочь людям.

Кикисулем также использовался в иницииации молодых людей, которые становились мужчинами. Клановый пул строил специальный временный дом в горах. Там каждый год бывает от пяти до десяти мальчиков из разных кланов. Родители посвященных готовили еду и пели вместе с ними, пока мальчиков запирали в доме на неделю. Можно сказать, что это была наша школа. Пул готовил мальчиков к их духовной встрече. В последний день мальчикам пришлось выпить зелье, сваренное из корней кикисулема. Все это делалось особым священным образом. Когда мальчиков вывели из дома, пул научил их танцевать вокруг открытого огня. Родители очень обрадовались, увидев своих мальчиков. Кикисулем очень опасен, даже когда ты знаешь, что делаешь. Неиндейцы принимают его и либо сходят с ума, либо умирают, потому что у них нет учения, которое идет вместе с растением. А иногда один из здешних мальчишек умирал. Вот почему приходили родители. Они плакали и пели, пока не вышли мальчики, не зная, может ли один из них умереть. После того, как мальчики начали танцевать, народ бросал им подарки в честь их нового статуса: мужественности. Когда они просыпаются от воздействия кикисулема, они уже мужчины, а не мальчики. Поэтому люди швырялись одеялами, бисерными монетами и прочим, пока мальчики танцевали. Это был кружащийся, кружащийся танец. Отец или даритель мальчика танцевал с ним до тех пор, пока тот не терял сознание от последствий кикисулема и головокружения.

Пока посвященный спит, он может умереть или что-то увидеть. Что бы он ни увидел в своем видении (возможно, животное или птицу), это будет помощником его сновидений на всю жизнь. Это было необычно, но иногда девочка проходила такое посвящение вместе с мальчиками. Ее сопровождала родственница-женщина, которая направляла юную шаманку. Не каждый посвященный получал помощника во сне (например, муравья, муху, колибри или орла), но большинство из них учились своему призванию, своей специальности в жизни.

Мой дядя Чарли был посвящен вместе с другими мальчиками весеннего урожая. Он поднялся в горы, и пал окуривал его. Они оставались там до тех пор, пока каждый мальчик не постигал свое призвание, и их сновидения не говорили им, что они собираются делать в жизни. Пул учил мальчиков, как очистить свое тело и ум. Они следили за тем, чтобы мальчики встали на правильный путь. Одним из призваний моего дяди Чарли было толкование снов. Другой специальностью было исцеление потери души. Он видел, как дух покидает тело человека, следует за ним и ловит его в свою руку. Таким образом он исцелял людей. Другие специальности, которые пришли к посвященным, включают в себя способность исцелять курением или высасыванием, способность изучать и исполнять танец орла, пение и изучение клановых песен, охоту с помощью силы сновидения и помощника сновидения, создание дождя и прогноз погоды, а также азартные игры. Все эти призвания включали в себя особое духовидческое восприятие, будь то сновидения или видения кикисулема. Настоящий пул может послать их дух куда-нибудь во сне. Это сила, с которой вы рождаетесь. Вы не получаете его от растения, хотя растения силы могут открыть вас для этого навыка, особенно мужчин. Женщины больше соприкасаются со своими духовными силами, я думаю, из-за их месячных менструаций.

Женские песни и растения

Раньше было так много песен и церемоний только для женщин. Женским растением был ахтукул, известный также как креозотовый куст (Ларрея трёхзубчатая). Женщины использовали его при менструальных спазмах и после родов. Листья растирались в липкую пасту. Мать, только что родившую ребенка, или молодая девушка, у которой начались первые месячные, помещали в нагретую песочницу. Пасту из ахтукула мазали ей на живот, и она выпивала немного чая. Сверху были расстилались кроличьи шкуры, сплетенные в тонкое одеяло. Ее грудь, руки и голова возвышались над песком. Она просидела на теплом песке всю ночь. Особые женские песни пели для девочки, у которой появлялись первые волосы, старшие родственники. Чай с ахтукулом удалял кровяные сгустки, а в случае новой матери ахтукул помогал вывести послед, помогая схваткам. Женщины также использовали разбавленный чай, приготовленный из корней кикисулема (Дурман) во время родов. Это облегчало боль и поднимало их дух.

Менструирующие женщины не допускались в дом охотника. Из предосторожности им пришлось держаться подальше. Ты же не хочешь, чтобы вокруг охотников или их снаряжения был запах крови. Мужчины курили всю ночь перед тем, как отправиться на охоту, для того, чтобы избавиться от всех человеческих запахов. Но женщины не чувствовали, что им навязывают что-то, когда они уходили в менструальную хижину. Они должны были побыть одни три или четыре дня.

Это было торжественное событие, которое позволяло женщине войти в контакт с ее собственной особой силой. Это было время сновидений и видений. Каждый месяц женщины отправлялись в свою собственную яму видения.

У этих людей тоже были ямы для видений, места, где можно было мечтать и молиться, высоко в горах. Вот так люди и учились. Сновидения были источником всей мудрости.

***

Мы с Руби сидели в ее саду. Она откинулась на складной парусиновый стул, а я сел на землю рядом с ней, широко расставив ноги. Она только что закончила менять водозабор на длинных ирригационных канавах, которые в тот день прорыли Дэйв и Ихад. Медленный поток воды начал заполнять канавы на ее томатной грядке.

-Ты когда-нибудь разговариваешь с землей? — спросил я. Руби улыбнулась огромной улыбкой.

-Ну, конечно, я разговариваю с землей.

— Как ты это делаешь? — спросил я.

Руби крепко зажмурилась, склонила голову и вытянула руки и пальцы ладонями вверх…

Спасибо тебе, мать-земля,
что держишь меня на своей груди.
Ты всегда любишь меня,
сколько бы мне ни было лет…

Я погрузился во внутреннее молчание. Слова Руби были такими же теплыми, как вечернее солнце, которое стояло на горизонте подобно золотому ацтекскому календарю, отмечающему дни людей, растений и животных. Солнце приятно грело и помидорные растения. Они были наполнены силой воды и держали свои листья, чтобы получить оставшийся свет.