Змея сбрасывает старую кожу: так она обновляется. Ветер подхватывает ее сухую брошенную оболочку и уносит в пустыню. Или влажная земля поглощает ее прошлое. Змея — всегда в настоящем. Но человек не таков — он хранит свою «старую кожу» в виде альбомов с фотографиями, мини-музея имени самого себя. Он хранит свои старые отпечатки, сувениры из прошлого. Как если бы змея тащила за собой все свои старые оболочки! С таким грузом она далеко бы не уползла.

Человек носит с собой своё прошлое, потому что он все ещё привязан к нему, он ощущает незавершенность. Он словно бы не сбросил свою старую кожу до конца. Его взросление неполное, а его решения нецелостны — именно поэтому его старые «оболочки» тянутся за ним.

Мы не может отпустить то, что не достигло своего финала. Мы словно бы не вернули долг, не сказали слова, которые должны были сказать, не поблагодарили за добро, не возместили ущерб и не воздали должное. Сожаления, боль из прошлого и другие формы неоконченности сковывают нас и не дают нам принимать новых решений. Незавершенные старые дела не позволяют нам завершить новые.

Пока мы не развяжем узлы, «старая кожа» так и будет тянуться за нами, гремя на каждом повороте и выбрасывая нас из настоящего момента на каждой ямке. Дело не в фотографиях и не в сувенирах — вся суть в целостности. Каждое принятое и завершённое решение переводит нас с уровня на уровень.

Путь воина — это путь от решения к решению. А каждое принятое и осуществлённое решение — это своего рода ступенька пирамиды. Опереться для шага вверх и вперёд можно только на поверхности окончательного решения.