Нагуали и другие чудеса в сюжетах мексиканских ретабло

Нагуали и другие чудеса в сюжетах мексиканских ретабло

Мексиканские ретабло — небольшие, красочные картинки, нарисованные в благодарность за божественное заступничество, избавление от болезни, спасение в опасной ситуации или за иную удачу, в которой верующий разглядел чудесное вмешательство святого.

Изначально термин «ретабло» означал (и продолжает означать) запрестольный образ в католической церкви, который стоит за алтарем. Ретабло своего рода стенка с чётко выявленными гранями трёхсложной конструкции. Она образует прямоугольный каркас, чаще всего с тремя полями. Поля обозначаются вертикальными тягами.
В православии и в церквях восточного обряда такие предметы не предусматриваются. В православии используется иконостас, который устанавливается перед престолом, а не позади.
Ретабло сформировались в Испании 14 века и позднее распространилась по Европе. Стационарные ретабло представляет собой крупную и достаточно сложную архитектурно-декоративную композицию. Ретабло может включать архитектурный декор, скульптурные композиции и живопись. Ретабло делались из дерева, мрамора, алебастра, гипса. Нередко они раскрашивались и покрывались позолотой.

Бывали и ретабло в виде раскладного триптиха, который испанские солдаты воюющей с маврами Испании могли брать с собой в военные походы эпохи реконкисты. Позже ретабло распространилось вместе с конкистадорами в странах Америки.
Достаточно сказать, что знаменитый «Сад земных наслаждений» Иеронима Босха это тоже ретабло. В средневековой Европе эта конструкция обычно изготавливалась в виде массивного триптиха. В центре обычно изображали какую-нибудь крупную фигуру, деву или святого, а по краям эпизоды из их канонического жития.
Однако в 20 веке зажиточные мексиканцы начали заказывать личные ретабло, а позже практика создания ретабло стала очень популярной и среди простого народа. Прихожане сами или с помощью народных художников создавали эти душевные и наивные картины. Саму эту практика создания ретабло можно рассматривать как своего рода арт-терапию, а не только как религиозный комикс, отражающий народные представления о волшебстве, духе и божественном вмешательстве. В стилистику и в тематику живописи ретабло добавилась стихия народного самосознания и самые экзотические случаи. В ретабло благодарят за спасение от инопланетян, за хороший урожай травы, за изгнание демона из коня, за помощь в накоплении денег на маракасы, за мужество или прекращение отношений с девушкой доминой.

И конечно в сюжетах ретабло нередко фигурируют нагуали — как правило в форме угрожающих и пугающих звероподобных существ. Обычно их изображают как бы «радужными» словно бы они переливаются или светятся. В ретабло отобразилась частично современная мифология о «нагвалях» — примерно такая же, как в первой книге и в первых главах Кастанеды — как о людях, способных превращаться в зверей. Также в сюжетах ретабло встречаются описания психоделических переживаний, осознанных и ярких сновидений, и других неординарных и драматических событий.

Но написать об этом я решил не только из-за «нагвалей».
Сама практика ретабло вполне может быть использована в перепросмотре для поиска нового взгляда и установления связи с энергетическим телом. Как это можно делать? Например: с вами происходит какое-то событие, удивительное. Например увлекательное сновидение, необычная встреча или что-то другое (что вы бы хотели повторить в своей последующей жизни).
1) перепросматриваете это событие
2) в ходе перепросмотра рисуете как, умеете это событие с благодарностью Духу или энергетическому телу, или Намерению
3) устанавливаете этот рисунок где-то, где вы можете его наблюдать ежедневно. Рисунок может быть установлен на таком месте на какой-то период, который вы считаете достаточным. Потом его можно будет заменить. А предыдущему дать сгореть на огне

 

Воин Искусства. К Бесконечности через Творчество

Воин Искусства. К Бесконечности через Творчество

Классы по тенсегрити Карлоса Кастанеды, искусству пути воина шаманов Древней Мезоамерики

октябрь/ноябрь 2019 г., Москва и онлайн

 

Слово «толтек» в Древней Мезоамерике означало не столько представителя этого народа, чьи города опустели и чье владычество рассеялось в XII веке. Оно означало человека, мастерски владеющего какого-то рода ремеслом или искусством, будь то резьба по камню, керамика, танец, поэзия, театр, изготовление украшений из перьев, мозаика, одежды, музыка, пение, а также целительство и чародейство.

Толтек – это человек искусства, человек соединенный с Духом через искусное и свободное выражение своей глубинной сути. Толтеки превратились в легенду еще в эпоху своего расцвета. Племена воинственных мешиков (ацтеков), завоевавшие толтекские города, были так вдохновлены их наследием, что ацтекская знать почитала за честь выводить свое происхождение от толтекских родов.

Линия Дона Хуана считала себя прямой наследницей толтеков. И хотя целительство не входило в предпочтения этой линии шаманизма, занятия искусствами были частью пути многих воинов. Например, женщина-нагваль Олинда была оперной певицей. Сам Дон Хуан очень любил поэзию и музыку и умел петь, у него был приятный голос. Некоторые воины его когорты, образовав музыкально-танцевальный бродячий бэнд, гастролировали с танцевальными представлениями для индейцев из деревень. Нагваль Хулиан своими руками изготавливал некоторые украшения. Кроме того, он был бесподобным актером. Карлос Кастанеда, как вы знаете, обучался искусствам и был скульптором. Многие из его учеников играют на музыкальных инструментах, поют и практикуют другие искусства и ремесла. Cleargreen даже выпустили два CD диска, с музыкой и аудиодорожками для выполнения пассов. Сейчас эти диски превратились в раритет. А частью практик перепросмотра стал Театр Бесконечности, который представляет собой элементы искусства Перепросмотра и Театра, насновиденные нагвалем Хулианом.

Таким образом очевидно, что «путь воина» в концепции шаманов линии Дона Хуана, не означал бесчувственного завоевателя, преодолевающего все препятствия грубой силой. Человек Знания идет по пути творческого осознания и исследует вселенную и себя через свободную и окрыляющую импровизацию, тотальное «искусство жизни», когда каждый срез жизненного потока разыгрывается в искусной и осознанной игре, доставляя удовольствие вдохновения.

Для нас, практикующих, имеет значение следующее: все наши прошлые и «детские» увлечения – рисование, стихи, музыка и танцы, выжигание по дереву или чеканка, и так далее – все это магические упражнения, которые напрямую соединяли нас с нашим энергетическим телом и погружали в состояние внутренней тишины. Пришло время вернуть нам творческую мощь. Если вы работаете на «скучной» или «нетворческой» работе, на которой вы «вынуждены» работать, или ощущаете «вынужденность», внутреннюю несвободу и скованность ваших решений, мыслей и действий, ваш дух угасает, а силы иссякают.

На практиках мы будем искать ключи к творчеству в нашей повседневной жизни.
А также используем импровизацию и искусство для настройки нашей связи с энергетическим телом, телом Сновидения.

В этом цикле у нас будет 4 класса.

  1. Творчество из Внутренней Тишины
  2. Творчество-в-Сновидении
  3. Перепросмотр Через Творчество
  4. Творчество – Путь к Свободе

Классы в зале, в Москве пройдут по воскресеньям 27 октября, 3*, 10 и 17 ноября.
Классы онлайн состоятся 1, 8, 15 и 22 ноября.

Если возможно, приносите на практику свои работы: рисунки, музыку, фигурки, вышивку, стихи, рассказы, фотографии мебели, одежды или каких-то предметов, сделанных, изготовленных вашими собственными руками или в создании которых вы принимали участие.

* — возможен перенос на 4 ноября.

Новые иллюстрации к книгам Кастанеды

Новые иллюстрации к книгам Кастанеды

Интервью с художником Иваном Келаревым
Все мы помним известные иллюстрации к книгам Карлоса Кастанеды, сделанные весьма титулованным киевским художником-иллюстратором Владиславом Ерко в сотрудничестве с издательством «София». Эти яркие, запоминающиеся, метафоричные образы намертво «впечатались» в восприятие текстов Карлоса Кастанеды. И с тех пор, с середины и конца 90-х никто не дерзал дать иную визуальную интерпретацию книг Кастанеды. И все же, совсем недавно, молодой талантливый художник Иван Келарев, работающий в художественной мастерской Ростова Великого (Ярославская область), предпринял неординарную попытку представить визуальные образы Кастанеды в технике линогравюры.

Иван, приветствуем! Расскажите, как создавались иллюстрации и что подтолкнуло на их создание?

Творчеством Карлоса Кастанеды интересуюсь уже пятый год. Однажды, вновь прослушивая его произведение, меня посетила мысль проиллюстрировать эти произведения в гравюре. Весной 2018 года появилась гравюра «Нагваль», заложившая первый камень в фундамент задумки. Подтолкнул на создание иллюстраций тот факт, что в произведениях сложного содержания отсутствуют иллюстрации. Как известно, иллюстрация в произведение позволяет более глубоко погрузиться в смысловую нагрузку содержания. Визуальный образ, тем более многозначный, по формату стилистики моих гравюр, подталкивает зрителя на создание собственных образов, ассоциаций, что способствует более интенсивному восприятию текста произведений. К тому же иллюстрированное произведение эстетически более приемлемо зрителю, нежели сухой текст.

Почему именно Кастанеда?

Карлос пошел по пути сложного, он дотошный и щепетильный искатель, желающий докопаться до сути явления, сам того не подозревая, воспринимая и применяя «знания и практики шаманов Мексики» разрешил для себя, в какой-то степени неосознанно несколько вопросов бытия. На примере: КТО Я? В ЧЕМ МОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ? В ЧЕМ ВЫРАЖАЕТСЯ ПРОЖИВАНИЕ ЖИЗНИ ПУТЕМ СЕРДЦА? КАК ЖИТЬ ЭФФЕКТИВНО, СО ЗНАНИЕМ ПРОЖИВАЯ КАЖДЫЙ МОМЕНТ ЖИЗНИ, ИСКЛЮЧАЯ ГЛУПОСТЬ? Отвечая на подобные вопросы, полагаю, каждый сознательный человек как минимум задумается о «перепросмотре» жизни и поставит на ребро сложившуюся систему миропонимания.

И поэтому вы выбрали Кастанеду в качестве творческого вызова?

Да. Я увидел в его книгах возможность первому проиллюстрировать такое сложное произведение в сложном формате. Книги Кастанеды не похожи ни на что, создаваемые мною картинки соответствуют формату и содержанию книг. Сухой текст в книгах не раскрывает всей полноты содержания и описываемых образов, тем самым текст и иллюстрация позволяет читателю более глубоко вникнуть в содержание, т.к. имеется визуальные образы, тем самым достигается гармония. Книги Кастанеды не рассматриваю в качестве «религиозной идеи», поэтому отношение к описываемым практикам имею лишь косвенное, как художник-читатель.

Иван, не пугает ли вас неизбежное сравнение ваших работ с работами киевского художника Владислава Ерко? Он же очень титулованный художник иллюстратор, прославился как раз своими работами над Кастанедой и Ричардом Бахом.

Нет, конечно. Я не соревнуюсь ни с кем, в том числе, с Ерко. Решаю свои задачи и иду своей дорогой.

Работы Владислава Ерко и мои сравнивать невозможно, т.к. это совершенно разные техники и манеры исполнения. На мой взгляд Ерко дает в своих работах уже готовый образ, а мои иллюстрации заставляют человека думать, я даю зрителю намеки, детали конструктора образа, который он, исходя из своей жизненной практики и мировоззрения, начинает собирать в целостную картину, создавая связь иллюстрация-текст-читатель.

Правильно ли я понимаю, что вы взялись проиллюстрировать все книги Кастанеды?

Да, именно. Одной из моих задач является проиллюстрировать все произведения Карлоса Кастанеды в количестве 250 гравюр и разработать новые обложки к его книгам. Данная задача является многолетней и требует серьезных трудовложений. Поэтому я буду благодарен, если кто-то сможет поддержать меня на этом пути.

И много уже создано?

На сегодняшний день создано 25 работ: «Арендатор», «Атлант», «Бенефактор», «Страж», «Танец Сакатеки», «Фантом», «Хенаро», «Брухо», «Дон Хуан», «Дубль», «Ла Каталина», «Маги древности», «Маленький тиран», «Нагваль», «Неорганические существа», «Остров Тональ», «Юный Карлос», «Бросивший вызов смерти», «Трещина между мирами», «Дезавтоматизация», «Сталкер», «Антрополог Билл», «Мескалито», «Зеркало рефлексии», «Внетелесный опыт». Приглашаю посетить город и посетить нашу мастерскую, ознакомиться с проектами, в живую пообщаться и ознакомиться со всеми моими работами.

А в чем цель этого проекта?

Цель данного проекта довольна проста – популяризация трудов Кастанеды, как целостной системы миропонимания. Творчество Карлоса внесло перемены в жизнь каждого, кто применил его идеи в жизненной практике. Так, иллюстрируя в гравюре произведения Карлоса Кастанеды, я отдаю дань уважения за его усердный труд и вклад в мировоззрение отдельно взятых людей, в том числе и в моё.

А почему выбрана именно такие образы? Они довольно сложны для восприятия, как вы считаете?

Особенность данных иллюстраций в том, что они столь же многозначны, как и содержимое произведений Карлоса. Выработав свою концепцию в изображение, выражающуюся в конкретной образности содержания, являющегося игрой света и тени а также реальных образов, собираемых в единую композицию, при этом не являясь абстракцией. Бегло взглянув на иллюстрацию, сложится впечатление черно-белых пятен, всмотревшись же, пятна принимают свою форму, складываясь в реалистичные образы, фигуры, архитектуру. Каждый зритель индивидуально трактует изображенное, исходя из своего жизненного опыта. Моя задача как художника, через название работы и заложенной в композиции содержимого – «включить» зрителя, получить отклик в виде эмоций и мыслей, возбудить воображение зрителя, «остановиться и послушать себя».

Эти работы я рекомендую посмотреть с экрана компьютера, с расстояния в метр. Отдельные иллюстрации, такие как, «Страж», «Дубль», «Бенефактор», «Остров Тональ», «Неорганические существа», «Нагваль» и т.д. возможно переворачивать на 90-180 градусов — картинка изменяется.

Эти работы уже выставлялись где-то? Публика их видела?

Да, эти иллюстрации уже демонстрировались на международной выставке в г. Москва, на персональной выставке г. Москва, в музее стрит-арта г. Санкт-Петербург. Приобретено уже более сотни эстампов как в России, так и за рубежом, как заинтересованными творчеством Кастанеды, так и коллекционерами и деятелями искусства.

Я знаю, что вы сейчас проходите личное обучение у художника-графика Игоря Александровича Чернышова. А ваше обучение у мастера чем-то напоминает обучение Кастанеды у Дона Хуана?

Да, определенные параллели провести можно. Игорь Александрович также знаком с произведениями Кастанеды и неоднократно прочитывал книги.

В какой технике выполнены эти работы?

Я работаю в технике линогравюры. Желающие могут приобрести авторские оттиски, они же — эстампы.

Если кто-то соберется посетить вашу мастерскую в Великом Ростове, то как вас найти и в какое время?

Пусть звонят мне, +7 930 121-2812, Я скажу куда подойти. Открыта мастерская ежедневно с 8.00 по 21.00.

Новые иллюстрации к книгам Кастанеды

за работой

Иван прошел полный курс «Рисование» в проекте Санкт-Петербургской школы Телевидения. Родом из Рязанской области. На данный момент получает индивидуальное образование, является учеником и помощником почетного члена РАХ, художника-графика Игоря Александровича Чернышова в творческой мастерской печатного дома «Арт Градъ». С 2018 года проходит курс обучения графической технике рисования бородкой утиного пера.

[DP_Grid_View_Related_Posts dp_postid=»5368″ dp_title=»Другие интересные статьи»]

Рождение Вселенной. Интервью с художницей Татьяной Стасенковой

Рождение Вселенной. Интервью с художницей Татьяной Стасенковой

Интервью с художницей и практикующей тенсегрити Sirilliya Art Таней Стасенковой о том, как искусство стало путем сердца, как творчество и практика переплетаются и наполняют друг друга.

От редакции: В ближайшее время статей и интервью про искусства станет больше. Их станет больше, потому что мы следуем пути толтеков, которые считали что путь знания, путь сердца находит свое выражено в творчестве. Само слово толтек означало в течение столетий — человека, искусно владеющего какого-то рода творчеством — танцем, пением, игрой на музыкальных инструментах, рисованием или поэзией, мозаикой или строительством. В этом смысле толтек — искусный художник, прокладывающий путь своего сердца через разного рода творчество. И сам нагваль Карлос Кастанеда поддерживал своих учеников заниматься и практиковать искусство, как часть пути с сердцем.

Чем для тебя является процесс рисования, живописи, создания картин? 

В данный период моей жизни процесс создания моих работ разделился на два подвида.

Первый — это когда ты максимально отключаешь голову и погружаешься в процесс спонтанного, интуитивного рисования, даже не задумываясь, что у тебя должно получиться в итоге. Данный подвид процесса рисования является для меня разновидностью медитации, а плоды данного творчества я чаще всего ритуально сжигаю.

Второй подвид — это когда на бумагу или холст выливается определённая идея, эмоция, образ из сновидения и т.д. Здесь ты хотя бы немного, но представляешь, что у тебя должно получиться в итоге. Голову ты не отключаешь (а иногда и изрядно ломаешь), особенно в начале, так как надо хотя бы примерно придумать, как из абстрактной идеи или образа сделать что-то более конкретное, выраженное в рисунке. Данный подвид процесса рисования служит для меня инструментом для выражения внутренних абстрактных ощущений, чувств, эмоций, а иногда просто хочется запечатлеть что-то особенно зацепившее из мира снов.

С какого возраста ты начала рисовать и когда ты осознала, что это нечто большее, чем просто увлечение?

Я рисовала всю свою жизнь, начав в самом раннем возрасте пытаться перерисовывать зверушек из мультиков, которые я смотрела. В детстве я любила по много-много часов залипать со стопкой бумаги и фломастерами, рисуя мини истории: создавая и прокручивая историю в голове и тут же зарисовывая основные моменты на бумаге. Получалось почти как комикс. Все мои книжки, тетрадки, парты были, естественно, изрисованы мною. Но я не относилась к этому, как к чему-то серьезному. Рисование являлось для меня лишь увлечением, приятным хобби, но не более. Лишь учась в институте (на психолога, ха-ха), моё увлечение рисованием вспыхнуло с невиданной ранее мощью, и я всерьёз задумалась, а не сделать ли рисование чем-то большим, чем просто увлечением. Моя учёба на психологическом факультете висела на волоске, но я-таки доучилась (домучилась до конца) и, получив диплом психолога, благополучно ушла работать в сферу графического дизайна. Тогда рисование для меня из просто увлечения переросло в средство для зарабатывания денег. Мне хватило всего одного года, чтобы понять, что данная метаморфоза убила во мне напрочь всё желание творить. Работа моей мечты превратилась в каторгу, я перегорела и в итоге ушла. Позывов к рисованию у меня не возникало очень долго после этого (какое-то время я даже думать о рисовании не могла), а работать я пошла в сферу комфортную и не особо творческую, тоже связанную с изображениями, но не с рисованием. Спустя время моя тяга к рисованию, конечно же, воскресла. Но теперь я относилась к этой тяге более бережно, не эксплуатируя её, не заставляя, не принуждая. И она со временем трансформировалась в нечто прекрасное, особенно когда слилась с увлечением саморазвитием и медитативными техниками.

Как процесс и результат создания картин влияет на состояние твоего осознания, ума, эмоций и чувств? Вот если взять момент когда ты начинаешь создавать картины и момент, когда она завершена — как сильно отличаются эти состояния? 

Процесс рисования отлично разгоняет хаос из мыслей в голове. Ты концентрируешься, ты собрана, внутренне ты затихаешь, ты погружаешься в момент «здесь и сейчас» (это когда не надо продумывать план создания картины), забывая обо всём. Я часто замечала, что даже тело в моменты особой погруженности в процесс рисования, реагирует определённым образом: дыхание становится очень глубоким, медленным и дышать тело начинает преимущественно ртом. Иногда замечала, как по позвоночнику или по макушке бегают мурашки и т. д. Если изначально садишься выразить какую-то эмоцию на бумаге — то эта эмоция переживается с необычайной глубиной, иногда со слезами и рыданиями, иногда с криками, смотря какая эмоция.

Есть ли какие-то фазы, или циклы в твоём творчестве?

Если пытаться вычленить из творческого процесса рисования определённые фазы, то я бы сравнила их с созданием Вселенной. Сначала в тебе зреет нечто (идея, эмоция, образ). Затем в тебе происходит щелчок, взрыв! И ты понимаешь, что это что-то надо выразить на бумаге/холсте. Ты начинаешь рисовать. И не важно, есть ли у тебя уже более или менее определённый образ в голове или пока всё слишком абстрактно и непонятно. Далее начинается формирование. Ты формируешь свою Вселенную, своё Творение. Абстрактное формируется в конкретное. И не факт, что в процессе этого формирования тебя, как творца, не занесёт совершенно в другую сторону от изначального порыва. Никогда не знаешь, что получится в итоге, и порой результаты творения могут удивлять или разочаровывать. И ты делаешь выводы, выносишь определённый опыт, а иногда и озаряешься новыми осознаниями. Затем тяга к творчеству на время затихает, а внутри зреет новый порыв, готовый в определённый момент прорваться для нового витка спирали творческого самовыражения.

Какие параллели ты ощущаешь между своим творчеством и практикой Кастанеды?

Кастанеда очень сильно повлиял как на само моё творчество, так и на моё отношение к творчеству. Именно погруженность в его книги и в его практики трансформировала моё отношение к рисованию как к просто увлечению, в рисование как, не побоюсь этого слова, магический творческий акт. Само творчество стало более абстрактным, меня потянуло к абстракционизму и к психоделике. Рисование стало частью моей практики, оно стало одной из практик.

Можешь ли ты прокомментировать некоторые из своих работ — в какой момент они были созданы, какое настроение и какую энергию они содержат? И вообще, что ты сама чувствуешь, когда смотришь на свои работы?

Я лично подзаряжаюсь энергией, когда рассматриваю свои работы. С каждой из них связана какая-то история, какое-то настроение, эмоция, образ, ситуация. А так как я обычно сжигала рисунки с негативной окраской, оставались самые позитивные, заряженные творения. Вот некоторые из них:

Рождение Вселенной. Интервью с художницей Татьяной Стасенковой

Полет. Siriliya Art

«Полёт» пришёл ко мне неожиданно, я просто сидела в медитации и увидела образ сияющей человеческой фигуры, сплошняком составленной из летящих птиц. В голове это зрелище было восхитительно, мне захотелось воплотить эту идею на холсте, что я и сделала, хотя получилось в итоге и не совсем то, что было в голове изначально. В этом образе было намерение свободного полёта Духа, стремление к духовным высотам, а также всё было пропитано сильной и сияющей солнечной энергией.

Рождение Вселенной. Интервью с художницей Татьяной Стасенковой

Линии Жизни. Siriliya Art

Образ рисунка «Линии жизни» пришёл ко мне, когда я лежала посреди поля в густой траве, вертела перед собой подобранный листик какого-то дерева, пытаясь максимально сконцентрироваться на его созерцании. В какой-то момент во всех этих хитросплетениях прожилок и клеток листика я увидела целый огромный и сложно устроенный мир. Эта идея — «целый мир в одном сухом листике дерева» не покидала меня какое-то время, пока я не села и не выразила эту идею на листе бумаги. Идея в том, что нечто малое и незначительное на первый взгляд, на самом деле сложнейшим образом устроено, содержит в себе целый мир и тесно связано и переплетено связующими нитями со всем окружающим миром.

Рождение Вселенной. Интервью с художницей Татьяной Стасенковой

Семь Я. Sirilliya Art

Рисунок «Семь Я» стал размышлением-интерпретацией собственно самого слова «семья» и того, что за ним стоит: семь человеческих существ, связанных в один единый энергетический организм, за которым стоит неисчислимая толпа уже ушедших из жизни, но отпечатанных в генах и в коконах, людей. Бабушки и дедушки (фиолетовые и черные фигуры) уже начали разрушаться, склоняя свои головы к Земле и подперев своими плечами своих детей (подарив им определённую энергетическую опору, взятую из своей энергии, которая светится уже не так ярко, как у детей) — зеленую молодую пару в самом расцвете сил, которая смотрит вверх — на своего малыша — плод их слитых воедино энергий, который сияет необычайно ярко. Вокруг них — все члены обоих родов, а золотая фигура в центре — сущность, либо абстрактная энергия, которая сводит вместе определённых людей, соединяя разные ветки разных родов. Ведь не бывает случайностей в этом мире.

Если бы тебя отправляли в космос, к звёздам, и ты могла бы взять с собой только одну свою работу, кукую бы ты сама выбрала и почему?

Рождение Вселенной. Интервью с художницей Татьяной Стасенковой

Я бы взяла эту, потому что этот рисунок изначально задумывался не совсем, как рисунок, а как, так скажем, соединение «левых и правых» энергий, которые в итоге приходят в целостности. Он рисовался очень долго и очень скрупулезно, и в максимально сосредоточенном и медитативном состоянии. И каждый раз, глядя на него, у меня затихает всё внутри. В итоге этот рисунок стал своего рода замечательным объектом для практики созерцания.

Приобрести работы Татьяны можно здесь: магазин с работами

Рождение Вселенной. Интервью с художницей Татьяной Стасенковой

Богиня Луны. Sirillya Art

[DP_Grid_View_Related_Posts dp_postid=»5344″ dp_title=»Другие интересные статьи»]

Женщина-воин. Марина Абрамович

Женщина-воин. Марина Абрамович

Некоторые люди ведут жизнь воина не потому, что прочитали книги Кастанеды, а потому, что нашли этот путь в своем сердце. И некоторые люди находят пути перепросмотра своей жизни, ни разу не считая себя «практикующим» или кем-то подобным.
Хочу вас познакомить с таким человеком: Марина Абрамович.
Марина Абрамович — знаменитая сербская художница и акционистка. Ее называют «бабушкой перфоманса» — она была пионером в исследовании границ человеческого и социального. Она первой поставила публичные эксперименты над собой, обучая общество находить и преодолевать барьеры — боли, власти, секса, любви, привычек и смерти. Марину Абрамович поневоле признают чванливые арткритики — уж слишком поразительными были ее эксперименты. Сейчас ее, как и любую знаменитую женщину, пытаются поднять на свое знамя феминистки, но и они вынуждены цензурировать ее речь — слишком неформатна, слишком неполиткорректна.
Приводим удивительный разговор Марины с польской журналистской, в котором она рассказывает о своих встречах с шаманами, о своем пути и своих осознаниях и своем перепросмотре. Ее ощущению внутренней свободы, ее мудрости, отрытости, искренности и силе может позавидовать любой практикующий любой из традиций.

Паулина Райтер: — Запись перформанса «Энергия покоя / Остаточная энергия» 1980 года: вы стоите напротив Улая — вашего партнера в искусстве, вашего любовника — держите лук, тетива натянута, Улай зажимает пальцами наконечник стрелы, направленной в ваше сердце.

Марина Абрамович:

— Вы проехали такое огромное расстояние, из самой Польши, чтобы поговорить со мной о любви?

— Да.

— Тогда нам следует начать с другого рассказа, о том, что было раньше. Мне потребовалось много лет, чтобы понять, что такое любовь, и чтобы понять, как важна безусловная любовь.

Я выросла в Югославии, находившейся под властью маршала Тито, во времена коммунистической диктатуры. Родители — партизаны, герои войны. У меня было непростое детство. Их союз — ужасный, напоминал войну — они никогда не целовались, не обнимались, даже не разговаривали друг с другом.

Я очень любила отца и восхищалась им — он обладал шармом революционера. Не могла понять, почему мать так плохо к нему относится. Только значительно позже осознала, что он ей изменял. Она ревновала.А потом отец меня обманул. Мне было шесть лет. Он учил меня плавать, но дело шло из рук вон плохо, я боялась глубины. Однажды он посадил меня в маленькую лодку, мы заплыли далеко. Вдруг он схватил меня, как щенка, и бросил в Адриатику. Помню, как я испугалась — я наглоталась воды и была уверена, что утону. А отец стал отплывать. Я видела только его отдалявшуюся спину. Кричала, но он не оборачивался. Я подумала, что ему все равно, выживу я или умру. Я почувствовала злость и решила, что не сдамся. Подстегиваемая яростью, я поплыла за ним. Он остановил лодку и ждал, не глядя в мою сторону. Услышав, что я подплываю, протянул руку и втащил меня на борт. Мы не сказали друг другу ни слова. Помню чувство одиночества и отчаяния. Я поняла, что если уж собственный отец меня не любит, значит меня нельзя любить, и я никогда не буду любима.

— Родители научили вас, как преодолеть страх, но не учили как любить и быть любимой.

— Мама никогда меня не обнимала. Много позже, когда мне было уже лет 40, я спросила ее: «Почему ты никогда меня не целовала?». «Чтобы не сломать тебя», —- ответила она.Когда она умерла, я нашла ее письма и дневники. Я узнала, какой несчастной и одинокой женщиной она была. Если бы раньше мне попалась на глаза хотя бы страница из этих дневников, мои отношения с ней сложились бы иначе. Но оказалось слишком поздно, ее уже не было.Думаю, она хотела, чтобы я выросла сильной женщиной, которую невозможно ранить. Которая не будет так страдать из-за любви, как она.— В жизни — наоборот. Если в детстве мы узнали любовь, мы вырастаем сильными. Вы говорите о том, что родители нанесли вам рану, не заживающую всю жизнь.— Да. Я постоянно задумывалась над тем, что сделала не так. Почему меня не любят? Считала, что не заслуживаю любви.

Люди молчат о подобных вещах, потому что о них не принято говорить, но я уже в таком возрасте, что позволяю себе свободу — когда мои родители умерли, я почувствовала облегчение. Может быть, они даже по-своему любили меня, но я кое-что вам скажу: впервые я обняла маму, когда у нее была глубокая деменция, и она позволила это сделать, потому что уже не узнавала меня. Если бы не бабушка, которая воспитывала меня в течении нескольких лет, я бы вообще не знала, что такое любовь.

— Вернемся к фотографии с Улаем. О перформансе «Энергия покоя / Остаточная энергия» вы говорили, что это работа о доверии двух людей. Почему стрела направлена в ваше сердце?

— Я не задумывалась над этим. Всегда так складывалось, что я брала на себя труднейшие ситуации, меня манила опасность. В этом перформансе мы закрепили на грудной клетке маленькие микрофоны. Меня будоражила мысль, что я услышу звук своего сердца в тот момент, когда смерть так близко. Это могло случиться в любую секунду.Тот же вопрос, который вы задали, прозвучал в интервью, которое Улай дал на телевидении. К тому моменту прошло уже несколько лет, как мы расстались, на протяжении семи лет мы совсем не общались. Я согласилась на интервью при условии, что мне не придется встречаться с Улаем, каждый из нас ответит на вопросы отдельно.

На вопрос: «Почему стрела направлена в сердце Марины?», Улай ответил: «Это было и мое сердце».

Женщина-воин. Марина Абрамович

— Он имел в виду, что вы были одним целым?

— Да. В самом начале наших отношений Улай нашел в музее медицины фотографию скелета сиамских близнецов, сросшихся ребрами. Этот образ стал символом нашего физического и духовного единства. Наша первая встреча была необычной. Я поехала в Амстердам по приглашению телевидения. Когда приехала, меня представили художнику Улаю. После съемок мы всей группой пошли на прием. Я встала и сказала, что всех угощаю, потому что у меня сегодня день рождения. А Улай: «Нет, сегодня у меня день рождения». Он вытащил из кармана маленький календарик и показал, что в нем недостает листка с 30 ноября. Сказал, что всегда вырывает из нового календаря день своего рождения. Я не могла в это поверить, потому что у меня был такой же календарь, тоже с вырванным 30 ноября, потому что день рождения вызывал у меня мрачные мысли.

Таких совпадений в наших отношениях было множество. Я во сне задавала вопрос, а Улай просыпался и отвечал на него. Или я порезала палец, а Улай в тот же самый момент поранил тот же палец другой руки. Между нами установилась какая-то синхронизация. На время, а потом все закончилось.

— Вы были вместе 12 лет.

— Когда мы познакомились и полюбили друг друга, решили работать вместе. Первый совместный перформанс — «Отношения во времени», мы показали его на Венецианской биеннале в 1976 году. Мы стояли обнаженными на расстоянии 20 метров друг от друга. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее мы бежали друг другу навстречу. В первый раз, минуя друг друга, едва соприкоснулись, каждый последующий раз задевали друг друга все сильнее, а в конце начали сталкиваться. Несколько раз удар оказывался настолько сильным, что я падала. Мы хотели показать, что из столкновения двух энергий — женской и мужской — возникает нечто, что мы назвали «that self», «то «я»». Это была третья энергия, абсолютная, лишенная эго, соединение мужского и женского начал. Высшая форма искусства.

— У этой энергии есть что-то общее с любовью?

— Боже мой, ну, конечно. С идеей единения, целостности, связи. Некоторое время мы с Улаем были идеальной парой, которую связывали любовь и искусство. Мы жили бескомпромиссно, за пределами общественных норм. Купили старый полицейский фургон, «ситроен», такую консервную банку без системы обогрева, и поселились в нем. Переезжали с места на место, туда, где хотели увидеть наши работы. Мы взяли собаку из приюта. Я не хотела детей, еще до Улая делала аборты, потому что не видела возможности быть одновременно матерью и абсолютно свободным художником. Искусство было для меня важнее всего.

Женщина-воин. Марина Абрамович

— Вы с Улаем написали манифест вашей бродячей жизни — «Art Vital» («Живое искусство»). А в нем следующие обещания: не заводить постоянного места жительства, энергия в движении, никакого повторения, самостоятельный выбор, подвергать себя опасности, нарушать границы, рисковать, подчиняться основным рефлексам, полагаться на случай.

— Мы так жили пять лет. Все наше имущество умещалось в этом автомобиле. Часто мы парковались где-нибудь в деревне и шли к пастухам, чтобы они дали нам какую-нибудь работу в обмен на молоко, колбасу, сыр, хлеб. В свободное время я вязала нам свитера на холодные дни. Нам не надо было оплачивать ни телефонные, ни квартирные счета.

— Вы чувствовали себя счастливой?

— Да, очень. Это была идеальная жизнь. Мы любили друг друга, все время занимались сексом, у нас была собака, которую мы любили, мы жили идеями, ездили по музеям и воплощали свои замыслы. Мы были очень бедными, но чувствовали себя очень богатыми.

Сегодня я встречаю много богатых людей, познакомилась даже с несколькими миллионерами и видела, как они переживают из-за совершенно несущественных вещей, как их губит привязанность к деньгам. Ничего не иметь — важное начало чего-то значимого. В то время было популярно изречение из суфийской философии: «Less is more» — меньше, значит больше. И мы тоже постоянно говорили себе, что все больше хотим иметь все меньше.

— Рассматривая ваши совместные работы тех лет, зная, что вы расстались, можно увидеть в них предвестие того, что любовь закончится, что будет боль. Два сталкивающихся тела. Улай зашивающий себе рот, чтобы вы говорили за него («Разговор о сходстве», 1976). Вы давали друг другу пощечины («Светло/Темно», 1977). Перформанс «Вдох/Выдох» (1977), где вы дышали воздухом, который выдыхали друг в друга, едва не задыхаясь. Стрела, направленная в ваше сердце.

— Может быть. Мы расстались на Великой китайской стене. Изначально этот перформанс должен был называться «Любовники». Мы должны были двигаться навстречу друг другу с двух концов стены, встретиться посередине и пожениться. Однако по дороге Улай изменил мне с китайской переводчицей, сопровождавшей его, и сделал ей ребенка. Женился на ней.Потом мы много лет не виделись. Я выкупила у него права на наши совместные работы. Два года назад Улай решил оспорить тот договор, дело дошло до суда. Я была уверена, что выиграю его, но я проиграла, пришлось заплатить огромную сумму.

Эта история меня разрушила психически. Чтобы очиститься, я поехала медитировать в центр на юге Индии. Хотела избавиться от причинявшего мне боль гнева, от злости на Улая, которая была как нарост у меня внутри. И что? В этом месте на краю света, 36 часов пути от Нью-Йорка, кого я встречаю? Улая и его очередную жену. Ему пришла в голову та же самая мысль.

Мой первый порыв — уехать. А потом я села и подумала: если Бог нас обоих отправил сюда, значит для этого есть причина.

После месяца медитаций, проведенного бок о бок, я ему все простила. А он мне. Злость, напряжение, гнев ушли. Люди часто говорят, что прощение — важно. Легко сказать, трудно сделать. Но люди правы. Прощение — лучшее лекарство.

Сейчас мы с Улаем дружим. Будем писать книгу о том, что пережили вместе. Я беспокоюсь за него, потому что он очень болен, похудел, кожа и кости. Я люблю его. И жизнь именно такова. Странное чувство любовь, она способна уйти и способна вернуться.

— Значит на Китайской стене был не конец любви, а только пауза.

— Но я не хочу, чтобы вы меня не так поняли — сегодня я сильно влюблена в совершенно другого человека. Одна вещь, которую я поняла с возрастом, а мне в этом году исполняется 72 — насколько важна безусловная любовь. Любовь к совершенно чужому человеку. Любовь к природе, животным, скалам, деревьям.

С каждым днем я все ближе к смерти. В эту секунду ты живешь, а в следующую уже мертва. То краткое время, которое мы находимся здесь, должно быть наполнено любовью к жизни и радостью. Не надо бояться жить. Какая страшная трата времени — жить жизнью, наполненной ненавистью.

— Как вы учились безусловной любви?

— Через страшные страдания. После Улая мне потребовалось много времени, чтобы снова поверить мужчине. Но в конце концов я влюбилась, поверила и вышла замуж. И этот человек, Паоло, по-настоящему разбил мне сердце.

Когда Улай меня бросил, было страшно, но этого я немного ожидала. Еще и поэтому я не хотела иметь от него детей, потому что каждую свою женщину он бросал с ребенком. С самого начала я принимала в расчет то, что наши отношения могут закончиться. Зато Паоло, мой муж, заставил меня поверить в то, что наша любовь — на всю жизнь. Что я в безопасности. Когда любишь абсолютно, то и боль от измены абсолютная. Он все уничтожил, предал меня. Я страдала невыносимо.

Я умею переступить через физическую боль — в перформансах, когда мне казалось, что не выдержу, что вот-вот потеряю сознание, она проходила.

Эмоциональная боль оказалась значительно хуже. Мое сердце было разбито, и я не могла собрать его сама. Я все время плакала — в супермаркетах, в такси, начинала рыдать посреди улицы. Изводила друзей рассказами о своей любви и страданиях, все были сыты ими по горло. Я сама уже не могла себя слушать. Не могла спать, есть. Я была больна.

— Знакомая врач рекомендовала вам двух шаманов в Бразилии — Денисе и Руду. Она верила, что те исцелят ваше разбитое сердце.

— Я поехала к ним. Сначала мною занялась Денисе. Мы вместе сели на землю. На Денисе было платье в цветочек, она улыбалась неземной улыбкой и казалась самой счастливой женщиной на свете. Она мне улыбнулась и спросила: «Что происходит?». Я разрыдалась и стала рассказывать, что сильно люблю Паоло, что он меня бросил, что я старая и уже никто никогда меня не полюбит, я навсегда останусь одна. Чем больше я жаловалась, тем больше Денисе смеялась над моими словами. После того, как я проревела час, она сказала: «Ну хватит». Сняла платье и стала передо мной совершенно голая. У нее были крепкие ноги, широкие бедра, огромные груди, свисавшие до пояса. «Посмотри на меня! — произнесла она. — Я — богиня! Я — самая красивая женщина, какую ты когда-либо видела».

Она взяла свою обвисшую грудь, поднесла к губам и поцеловала. Потом другую. Она целовала свои руки, колени, ступни. Я смотрела на нее — действительно, в тот момент она была богиней. Ее убежденность в собственной красоте, то, насколько она была уверена и довольна, вывело меня из состояния жалости к себе. Это было лучше, чем 20 лет психоанализа. Я поняла, что чувство отвергнутости, ощущение себя нелюбимой, убежденность в том, что я уродина, что у меня огромный нос, огромная задница, жирные руки — полная чушь. Сила идет из души. Передо мной стояла самая красивая женщина, какую я видела в жизни.

Женщина-воин. Марина Абрамович

— Денисе еще и прорицательница.

— Однажды она бросила камушки и ракушки, взглянула на них и сказала: «Ты здесь издалека, из другой галактики, ты явилась с определенной целью». «Какова моя цель?» — спросила я заинтригованно. «Твоя цель — научить людей преодолевать боль», — сказала она. Я опешила. Денисе ничего обо мне не знала, но то, что она говорила, звучало так знакомо. Ведь именно это я делала во всех своих перформансах — создавала ситуации, сложные физически и эмоционально, и проходила через них у зрителей на глазах.

Поэтому я так сильно хотела написать «Преодолеть стену». Эта книга не для историков искусства, а для каждого. Эта книга должна вдохновлять. Конечно, моя жизнь была трудной, но я старалась выжать из нее как можно больше, найти выход, превратить страдание в искусство. Если я могла, то и вы справитесь с болью. В посвящении я написала: друзьям и врагам. Потому что на протяжении жизни многие друзья стали моими врагами, а многие враги — друзьями. Но я забыла о самом важном — я должна была посвятить ее и чужим. Потому что чужие появляются в нашей жизни и меняют ее. Таким чужим человеком, изменившим мою жизнь, был Руда.

Денисе приободрила меня, но я по-прежнему страдала физически. У меня болело левое плечо и рука, как сломанное крыло. Болели ноги. Руда сказал мне, что у такой физической боли, которая появляется как будто беспричинно, истоки — в эмоциях. «Мы должны пройти обратный путь, — сказал он. — Я избавлю тебя от боли физической, потом от эмоциональной, а после наполним тебя любовью к себе». «Но как?» — спрашивала я. Руда сделал мне массаж. Он продолжался несколько дней, и я выла от боли. Все время плакала. Вспоминала ситуации из детства, я и не подозревала, что моя память их сохранила. Под конец Руда меня обнял. Я — совершенно голая, среди джунглей, с чужим мужчиной, но в этом не было ни намека на эротику. Руда обнял меня, как обнимают маленького ребенка. У меня не осталось сил, я чувствовала себя опустошенной. Он сказал: «Теперь твои клетки свободны. Я люблю тебя. Я даю тебе безусловную любовь, но и ты должна себе ее дать».

— Что значит любить себя?

— Посмотри на меня. Никогда в жизни я не чувствовала себя лучше. Я счастливей, чем была когда-либо за всю свою жизнь. Я ни за что не хотела бы вернуться в то время, когда мне было 20-30 лет. И даже 50. Сейчас у меня есть знания, осознанность, которых раньше не было. Я просыпаюсь утром и чувствую, что мне хорошо в моем теле. Мне 72 года. Я с мужчиной, которому 51 год. Он влюблен в меня без памяти, он каждый день говорит мне, как ему чертовски повезло, что он познакомился со мной. И я его люблю.

Иногда про себя я думаю: нет, это невозможно. Как можно быть настолько счастливой? Мне больше не снятся кошмары, я сплю как ребенок. Хорошо ем. Все симптомы разбитого сердца прошли. Я не страдаю из-за того, что старею. Я поняла, что мое счастье зависит только от меня. В итоге мы все равно всегда остаемся одни, так что счастье не должен обеспечивать другой человек.

— В 2010 году в МоМА в течении трех месяцев вы показываете перформанс, который сразу вошел в историю искусства — «The Artist Is Present». Вы сидите на стуле, каждый день по восемь–девять часов, неподвижно. Люди, которые пришли на выставку, могут сидеть напротив вас довольно долгое время. Вы просто смотрите друг другу в глаза. По окончании вы говорили, что они давали вам безусловную любовь, а вы — им.

— Когда я придумала этот перформанс, куратор МоМА сказал, что я, наверное, сошла с ума, никто не захочет сесть, это Америка, ни у кого нет времени. Нью-Йорк постоянно спешит, все куда-то бегут. «Этот стул останется пустым», — предупредил он. «Мне все равно, — сказала я. — Значит будет пустым. Я все равно буду там сидеть».

Я знала, что могла бы сделать ретроспективную выставку, устроить торжественный прием и выкинуть все из головы. На самом деле, мне не обязательно было мучиться три месяца, сидя там. Но я поняла, что это уникальный шанс показать преображающую силу живого искусства.

Оказалось, что куратор ошибался. Стул напротив меня не только не пустовал, наоборот, люди стояли в гигантских очередях.

— Но вы правда считаете, что они пришли за безусловной любовью?

— Они пришли, потому что одиноки. Потому что страдают. Потому что технология отобрала у нас контакт с людьми. Чтобы сесть на стул напротив меня, сперва приходилось ждать, потому что очередь была действительно длинная. А потом люди садились. Может просто из любопытства? Когда кто-то садился напротив меня, он понимал, что за ним наблюдают сотни людей, я, его снимают на видео, фотографируют. Ему некуда было бежать — только вглубь, в себя.

— Поэтому многие плакали?

— Потому, что когда присмотришься к себе, видишь компромиссы, на которые пошла. Вещи, которые делала, несмотря на то, что не хотела. Может, твоя жизнь, пока мы сидим напротив друг друга, рассыпается на части? Кто знает? Однажды напротив меня села молодая девушка с маленьким ребенком на руках. Я никогда ни в чьих глазах не видела столько боли. В какой-то момент она сняла шапку с головы ребенка, там был шрам. Когда фотографии Марко Анелли («Портреты в присутствии Марины Абрамович») опубликовали в альбоме, эта женщина мне написала. Она писала, что ее дочь родилась с раком мозга. В то утро она ходила с ней к врачу, он сказал, что надежды уже нет. По дороге домой она зашла в МоМА. Девочка умерла несколько недель спустя. Я ей ответила. Где-то через полгода она мне написала, что беременна. Ее ребенок родился здоровым, она прислала его фотографии. Жизнь продолжается.

Многие люди возвращались по несколько раз, чтобы сидеть со мной. Образовалось своего рода сообщество. Некоторые продолжают встречаться, переписываются. Этот опыт оказался настолько мощным, что когда в последний день я встала со стула, то уже знала, что хочу делиться своим методом. Хочу открыть институт Марины Абрамович.

— Метод Абрамович основан на випассане (випассана или випашьяна — вид медитации в буддизме, созерцание четырех благородных истин и идеи невечности) (что означает видеть вещи такими, какие они есть) — медитативной практике, во время которой постятся, концентрируются на дыхании, мыслях, чувствах. Вы велите людям разделять рисовые зерна, ходить с завязанными глазами по лесу, выдержать неделю в полном молчании.Женщина-воин. Марина Абрамович— Метод Абрамович — это разнообразные инструменты, которые позволяют познать себя. Когда меня пригласили летом 2014 года сделать выставку в Галерее Серпентайн в Лондоне, я решила, что не стану показывать ни работы, ни реконструкции старых работ. Пустое пространство. Работу должны были создать зрители. Это уже рассказ не обо мне.В перформанс «As One» в Греции я пригласила людей через твиттер. Пришли тысячи. Я хотела им рассказать о любви к совершенно чужому человеку. Что она возможна. Я попросила их положить руки на плечи чужих людей рядом, и так они стояли в тишине семь минут. Люди стояли, плакали и чувствовали любовь. Мы умеем создавать ситуации, в которых демонстрируем гнев, но не способны создавать ситуации встречи в любви. Журналисты меня часто спрашивают, что должны сделать мировые лидеры с фатальной ситуацией в мире. Я говорю: они должны прочитать биографию Ганди. Изменить сознание — значит начать изменять мир.

— Может, вам нужно проводить мастер-классы для мировых лидеров по методу Абрамович?

— Может быть. Сейчас я провожу мастер-классы для бизнесменов, которые поддерживают институт. Я вижу, в каком они сильном стрессе, у них заболевания сердца. Они сами чувствуют, что должны замедлиться. Моя мечта — построить в больших городах то, что я называю «комната тишины», место в центре города, где можно будет укрыться, заскочить ненадолго, чтобы передохнуть, побыть с собой.

— В книге вы пишете, что Марин на самом деле три. Одна — воин. Вторая — личность духовная…

— …и третья — вульгарная Марина, которая валяет дурака. Я обожаю такую Марину, потому что она удерживает меня на земле. Боже, я рассказываю ужасные анекдоты, неполиткорректные, антифеминистские, абсолютно непристойные. Я это обожаю. Сейчас вам расскажу. Вам известно, что черногорцы страшно ленивы? Их любимое животное — змея, потому что она умеет ходить лежа. Ну так вот, одна женщина кричит на улице (…тут Марина Абрамович рассказывает анекдот, который, поверьте мне, невозможно воспроизвести даже в умеренно феминистском журнале).

Вы, вероятно, считаете, что это ужасно, но я думаю, что незачем подавлять эту Марину, я должна позволить себе быть собой.

— Но в книге вы пишете о другой третьей Марине. О Марине, которая чувствует себя старой, уродиной, чувствует себя выброшенной, как ненужный хлам. Это Марина, которой вы были после того, как распался ваш брак.

— Этой Марины больше нет. Осталась Марина-клоун. Я считаю, что чрезвычайно важно уметь смеяться над собой. Не относится к себе так серьезно, будто мы — центр вселенной. Мы — летящая в космосе пыль. Иногда, чтобы установить дистанцию, я хожу в планетарий в Музее естествознания. У них есть программы о темной материи, астероидах, черных дырах. Ты сидишь в удобном кресле, и в какой-то момент лазер показывает маленькую точечку на обочине Млечного Пути. Это Земля. Какая-то космическая пындровка.

И я вспоминаю о том, как важно смирение. Все наши немыслимо серьезные дела в такой перспективе становятся ничтожными. Мы ничего не знаем. Я советую с подозрением относиться к людям, которые считают, что знают ответы на все вопросы.

— Что важно для вас сейчас?

— Мое наследие. Материальные блага не имеют значения, но хорошая идея может жить долго. Для меня важен мой институт.

Я забочусь о себе, о своем здоровье, мне необходимо время, чтобы успеть сделать как можно больше. Я вступаю в последний этап жизни. Смерть может появиться в любой момент, я должна быть к ней готова. Я всегда повторяю, что хочу умереть осознанно, без гнева и… Ну, нет! Забыла, что третье. Боже мой, как же я хотела умереть-то? Черт, это ведь мой манифест. Ага, вспомнила: я хочу умереть осознанно, без гнева и без страха.

 

Где пролегает путь сердца?

Где пролегает путь сердца?

Путь с сердцем — очень непростая тема. Очень немногие находят путь сердца с детства и юности и следуют ему всю свою жизнь.

Большинству поиск своего пути представляется запутанной головоломкой, которую люди разгадывают всю свою жизнь.

Всегда помни, что путь – это только путь. Если чувствуешь, что тебе не следовало бы идти по нему, ты не должен оставаться на нём ни при каких обстоятельствах. Чтобы обладать такой ясностью, ты должен вести дисциплинированную жизнь. Только тогда ты будешь знать, что любой путь есть всего лишь путь, и ни какой обиды ни для тебя самого, ни для других нет в том, что ты его бросаешь, — если сделать это велит тебе сердце. Но твоё решение остаться на пути или бросить его должно быть свободно от страха и амбиций. Я предупреждаю тебя об этом. Смотри на любой путь внимательно и обдуманно. Испытай его столько раз, сколько найдёшь нужным. Этот вопрос так серьёзен, что лишь очень старые люди задают его себе. Мой бенефактор сказал мне о нём однажды, когда я был молод, но кровь моя была слишком горяча, чтобы разобраться. Теперь-то я его понимаю. И скажу тебе, что это такое: есть ли у этого пути сердце? Все пути одинаковы – все они ведут в никуда. Они либо проходят самую суть насквозь, либо обходят её стороной. Я могу сказать, что за свою жизнь прошёл длинные – длинные пути, но нигде не застрял. Вопрос бенефактора имеет теперь смысл. Есть ли у этого пути сердце? Если есть – то этот путь хорош. Если нет – толку от этого пути не будет. Оба пути ведут в никуда, но один имеет сердце, а другой – нет. Один путь делает путешествие радостным – всё время, что идёшь по нему, ты с ним одно целое. Другой путь заставит тебя проклинать свою жизнь. Один делает тебя сильным, другой лишает сил.

Карлос Кастанеда «Учение Дона Хуана»

А еще один аспект пути с сердцем — это то, чем путь может быть, а чем не может.

При том, что Дон Хуан ясно говорит, что путь с сердцем может быть любым, и энергия не имеет никаких ограничений, споры продолжаются. И причина этих разногласий в том, что одни занятия кажутся более «достойными» пути воина — например: уйти в горы, прыгать с парашютом из космоса в океан и тому подобное. Одни занятия словно бы более «героические» и «творческие», а другие — кажутся слишком «обычными» и «банальными», либо «неправильными».  Трудно избежать суждений на на тему разных профессий и занятий. может ли быть воином человек, который всю жизнь моет посуду, подметает пыль, чистит сортиры или торгует сигаретами в ларьке? Или, например, создает бизнес империю и объединяет миллиардные компании в одну? Может ли такой человек быть воином, следующим по пути сердца?

Поставим вопрос еще более полемически. Может ли грабитель, насильник или убийца быть теми, кто следует своему пути сердца? Как вы считаете?

Теоретически никаких ограничений, разумеется, нет. Однако существует естественный ограничитель. Человек, который получает радость и удовлетворение от страданий или гибели себе подобных, очевидно, имеет серьезные проблемы с тоналем, его личность серьезно деформирована, а связь с духом разрушена. Поэтому его шансы следовать по пути сердца минимальны. Если человек ненавидит себе подобных или отвергает собственную природу,  он тем самым, перекрывает и свой дух. Но любые другие занятия или профессии, которые не преступают само Правило Орла, правило эволюции жизни, вполне для кого-то могут стать путём сердца. Даже если эти занятия несут на себе печать хищничества — Вселенная сама по себе хищник и эти аспекты ей не чужды.

В последнее время становятся очень популярными идеи «зеленых» — сбережение девственной природы, борьба с «загрязняющей» промышленностью и химическими добавками в пищу, с ГМО, отказ от употребления в пищу мяса и использования натуральных шкур и кожи животных, новая «этика». Впрочем, эта этика не совсем новая, или совсем не новая — подобное самоуничижение и самоограничение практиковалось и в древности, например в весьма влиятельном в свое время джайнизме. Интересно, что такое тотальное отрицание хищнического аспекта вселенной ведет естественным образом к определенным позициям точки сборки: к позициям растений и деревьев, к смещению восприятия в нижние (это не значит «плохие»!!!) диски энергии.

Посмотрел тут на днях фильм «Старик с пистолетом» (сюжет построен на реальной истории), был просто очарован. Главного героя играет Роберт Редфорд, потрясающий артист, классик золотой эпохи Голливуда. Это его последняя роль, Роберт обьявил о завершении карьеры — ему уже 82 года, а сниматься он начал в 1960 году.  Смысл фильма в том, что главный герой нашел свой путь сердца в том, чтобы грабить банки. Это то, без чего он не может жить, что вдохновляет его, дает ему адреналин, радость и удовлетворение. Он грабит банки всю свою жизнь, убегает из тюрем (5 побегов) и снова принимается за старое. И важный элемент его ограблений — тактичность и вежливость. Он грабит банки очень вежливо, как джентльмен, таким образом, что менеджер банка всегда остается в таком легком восхищении от грабителя (помимо шока от самого факта, разумеется). Есть также в фильме любовная история и противостояние с полицией, но это не главное. Главное — то то, что ваш путь сердца может быть по-настоящему любым — от того, чтобы возделывать свой сад, растить ребенка, грабить банки, летать в космос, делать массаж, строить дома, или ломать их. Нет никаких запретов для энергии.

И еще один аспект пути воина, о котором говорил Дон Хуан, выражен в этом фильме — это элегантность. Важно делать свое дело с наполненностью, самоконтролем, чувством игры, вдохновением и юмором — собственно, тем, что составляет путь. Фильм показывает нам последний эта жизни героя, его старость — и он не стар, несмотря на возраст — благодаря тому, что следует своему сердцу!

 

Спектакль по Кастанеде: «Активная сторона Бесконечности»

Спектакль по Кастанеде: «Активная сторона Бесконечности»

Этот спектакль не совсем о Кастанеде или совсем не о Кастанеде. Это рефлексия постсоветского интеллектуала по поводу того, что в нем вызвала книга Кастанеды. Тем не менее, в этих размышлениях и блужданиях среди мыслей, кое-что ценное, по-моему, есть. А именно — искренность. Это уже немало

Театр — последнее прибежище человека

Спектакль по пьесе Клима, которую нельзя считать инсценировкой, ибо это самостоятельное произведение. Клим размышляет о театре, как о «последнем прибежище человека», используя ситуации десятой книги Карлоса Кастанеды, его взгляд на жизнь, смерть, бессмертие, любовь… Актеры Александр Лыков и Дмитрий Поднозов говорят и от имени своих персонажей — дона Хуана и Карлоса, — и от своего, проживают ситуации, легко входя в них, со вкусом располагаясь, — и т
[slider]ут же комментируя со стороны. Каждый спектакль они проходят некий путь с Кастанедой, с Климом. И зрители (если повезет) — с ними…

Спектакль Алексея Янковского совместно с театром «Особняк»и театральной мастерской АСБ
по мотивам книги Карлоса Кастанеды
«Активная сторона Бесконечности»

Автор пьесы — Клим
Режиссер-постановщик — Алексей Янковский

Роли и исполнители:
Дон Хуан — Александр Лыков
Карлос Кастанеда — Дмитрий Поднозов (с 2003г. — Игорь Масюк)

«Итак, вы — не тело и не разум. Задайтесь вопросом : КТО ВЫ?
Вам не удастся найти ответ. Возникнут только мысли, новые мысли.
Однако, позади этих мыслей вы сможете угадать нечто разумное, остающееся безмолвным наблюдателем.
Эта разумность и ЕСТЬ ВЫ…»
Человек — могущественное магическое существо, с помощью которого Бесконечность познает себя.
Магия у нас — «в кончиках пальцев», как сказал Дон Хуан в конце обучения. Чтобы стать тем, кем мы являемся на самом деле, нужно только поверить в это.
Почему же это так сложно?
Причина в том, что нашу энергию осознания пожирают неорганические существа-хищники, «летуны». И мы — добровольные жертвы этих паразитов.
В наш разум встроено некое «чужеродное устройство», заставляющее нас жить так, чтобы мы сами отдавали энергию хищникам. Испытываемые нами страх, обида, агрессия, ненависть — их любимая пища. Свобода — в силе безмолвия. Как обрести ее?..

 Момент из интервью Клима (а режиссер спектакля — Янковский — это его ученик) о смысле творчества:

…Всё — театр. Я занимаюсь театром. Но театром как тем пространством, которое существует между мужчиной и женщиной, между Богом и человеком. То есть я пытаюсь понять себя как существо, созданное в результате некоего акта творения.

…Можно каждого человека перевести один раз, он один раз будет гениальным актером. Его можно один раз перевести через поток страхов, над рекой смерти, опустить его куда-то. А второй раз он должен сам. Вот, собственно, в этом заключается школа: ты его переводишь один раз, он является свидетелем чего-то, а дальше — хватает у него сил или нет. Человек больше, чем то, что он делает. Он по своей сути равен… как там: творение Господа — ангелу подобен и праху. Но прахом-то человек сам решает быть.

Нужно потерять всё. Как у Кастанеды — потерять собственную значимость. Ценить мгновение. Театр — это невероятная, золотая сфера мгновения.

Она абсолютно прозрачна, она абсолютно отражает мир. Мир имеет невероятную скорость, и вот импровизация заключается в предельной способности слышать. Это состояние (как Скотт Фитцджеральд определяет джаз) прифронтового города. Ты можешь говорить, делать одно и то же, но ты как бы видишь уникальное состояние мира, каждого его мгновения. Импровизация существует только благодаря закону, благодаря тренингу. Это категория знания, видения, слышания пространства и времени. Эта золотая сфера тогда идеальна, когда она абсолютно круглая, и когда ее поверхность имеет толщину в одну клетку времени. Это ясное понимание объема мира. И чувство общения с золотой сферой, живой сферой. Ты можешь туда проникнуть, стать частью этой сферы, растечься по ней, как ты говоришь, и стать ею. Для этого нужно бесстрашие, но не безумие. А смысла в этом нет. Нет в театре смысла. Есть только путь.

Спектакль – лауреат фестиваля современной пьесы «Новая драма»-2002 г. (г. Москва), приз за лучшую режиссуру (Алексей Янковский) и лучшую мужскую роль (Александр Лыков)

2004 г. спектакль «Активная сторона Бесконечности» в юбилейную программу национальной театральной премии и фестиваля «Золотая Маска»