Отрывок из новой книги сновидящей и писательницы Виктории Будур. В основу рассказа легла реальная история, которая произошла с ней в недалеком прошлом: путешествие в мир неорганических существ за существом, которое появилось в этом мире как рожденный ребенок. Отрывок можно прослушать или прочитать.

Она была Женщина.

Женщина стояла в огромной темной пещере. Испещренные тонкими, каменными бороздами, свисали низкие своды над ее головой. Легкий полумрак позволял разглядеть, что пещера напоминает форму круга, и в разные стороны расходятся низкие, каменные коридоры, входы которых пригнули к полу свисающие сталагмиты.

Если бы она оказалась в этом довольно мрачном месте в другой ситуации, то наверняка испугалась бы. Но  сейчас, как только она оказалась здесь, боль, раздиравшая все ее тело, отступила, как будто ее и не было. И это временное облегчение для измученного острыми схватками, уставшего тела, затупляло все страхи.

Она прекрасно понимала, что ей все равно придется испить ту чашу мучений, которая уготована свыше, ибо за бесценное счастье следует заплатить сполна. Но это временное затишье даже радовало, хотя неизвестность и непредсказуемость будущего порождали страх, сокрытый глубоко в душе.

Она стояла посередине пещеры, готовая к любым испытаниям, но все же, как и любое земное существо надеющаяся, что, возможно, все самое страшное уже позади.

Любая человеческая душа всегда верит в лучшее и ежели до самого последнего вздоха не утеряна надежда, то, может быть, с соизволения сил высших и большинству людей невидимых, она будет замечена в мириадах мерцающих надежд и стремлений.

Перед ней из сумерек длинных переходов появились два светящихся существа. У них не было обычных человеческих черт лица, лишь два овальных потока света, полных сознания и решимости выполнения своей миссии. Но она увидела у них глаза, рты и некое подобие человеческого образа. Они внимательно разглядывали ее. Она задрожала от страха, потому что почувствовала судьбоносность этого момента.

Какое они примут решение, так и будет.

Зубы женщины чуть слышно застучали от накатившейся волны нервозности и волнения. Ладони стали влажными, а коленки мелко дрожали. Но откуда-то из недр ее души, вдруг, удивительно для нее самой, поднялась волна воли и жажды идти до конца, либо выиграть и получить наивысшую награду, либо проиграть и навек исчезнуть, растворившись невидимой крупинкой в бездонности Вселенной, среди таких же частичек, как и она, необъятного человеческим сознанием миропорядка.

Она услышала их голоса. Хотя ртов, которых у них, впрочем, и не было, они не раскрывали. Но она восприняла это, как обычную речь.

Первый сказал:

— Она достойна,  дать ей шанс пройти испытание.

Второй возразил:

— У нее очень мало возможностей выиграть это испытание. А в конце ее ждет смерть, ежели она не сможет пройти.

— Ну что же, значит, она исчезнет. Но пусть испытает свой шанс. Вероятность победить все равно есть.

— Она, возможно, погибнет и более не появится в осознанном воплощении никогда.

— Награда высока. Оттого и испытание имеет такой двойственный исход. Пусть решает сама. – Сказал Первый.

— Пусть решает она. – Согласился Второй.

Женщина не задумывалась ни на миг.

— Я иду, — лишь успела сказать она, не разжимая губ.

Решимость ее была огромной. Она прекрасно осознавала, что смерть стоит за ее левым плечом и ее холодное дыхание шевелит кудри за ухом женщины. Но поток воли и решимости оторвал ее от пола пещеры, и она повисла в воздухе перед двумя светящимися существами. Аура ее подрагивала от нетерпения идти до конца, и она вся обратилась в слух, ибо понимала, что каждое произнесенное слово будет ТАМ иметь значение.

— Выход из этого зала пещеры повлечет тебя в лабиринт. Ты должна не заблудиться в переплетении ходов его. Ты должна выполнять все Испытания Правды, которые встретишь на своем пути. И искать способ обойти все Испытания Лжи, которые тоже будут возникать на твоей дороге. Ты, должна,  верно отвечать на все поставленные перед тобой вопросы. И при этом оставаться искренней и откровенной.

— Помни, что ты встретишь и ужасы, но даже капля страха отбросит тебя в запутанный коридор новых лабиринтов, из которых выбраться, почти нет шансов. Вера твоя в успех, решимость и воля ежели дрогнут, то ты погибнешь в страшных, разъедающих душу мучениях.

— Но цель высока. Ищи награду в верном направлении. Найди нужный проход лабиринта, который приведет тебя в ТВОЙ зал, единственно твой. А таких залов великое множество. Но ты должна почувствовать свой.

— Вход в зал охраняем, пройди преграду.

— В зале отыщи свой огонь, и глаза повлекут награду.

— Но времени мало. Надо успеть. Любое промедление или выход не в тот ход лабиринта, и ты – не успела. Смерть или награда.

— Награда или смерть.

Огромный поток воли и страсти к жизни  подхватил женщину, и втянул во вход в лабиринт. Она не выбирала умом верный или не верный это проход, она лишь устремилась за тем, что чуяла, подгоняемая последним шагом на краю пропасти в жизнь или в смерть.

Она сама превратилась в поток воли из всех ветров, и летела, петляя, по вертящемуся и многогранному лабиринту. Два светящихся существа плыли за ее спиной, но ни как помощь или поддержка, а как два беспристрастных свидетеля ее выбора и пути.

Водоворот лабиринта разных видений захватил движение женщины. Ум ее почти не включался. Он лишь редко фиксировал некоторые картинки происходящего. Ее несло волной воли, желания выжить и получить наивысшую для человека награду.

Ее чутье выбирало пути и решало задачи, проходило множество испытаний и влекло все дальше и дальше. Она забывала сразу, что происходило с ней минуту назад. И это было благо. Потому что, запомнив хоть часть пути испытаний, она сошла бы с ума. И путь бы ее прекратился. Амнезия моментов после их прохождения была спасением, ибо давала шанс устремляться дальше.

Время. Время. Время.

Она летела по лабиринту навстречу невидимому зову своего чутья. Лабиринт летел ей в лицо, обжигая молниеносно уходящим временем.

Время.

Есть ли еще время?

Можно еще успеть?

И куда успеть?

Верен ли выбранный путь?

Минуты, час неумолимы.

И тот ли это путь…

Верны ли ее ответы на вопросы стражников лабиринта? Сил мало. Усталость летит рядом, то и дело касаясь ее своим плечом. Водоворот путей и множество переходов. Ныряя в очередное узкое ответвление, она не знает, верен ли ход. Но на раздумья времени нет. Ум иногда включается в сознание и нашептывает ей: «А туда ли летишь ты?»

Сомненья бормочут: «Может, ты уже запуталась? Или изначально вход был выбран не тот? И все уже давно бесполезно». Но она лишь фиксирует наличие этих мыслей, но не углубляется в них, и не тормозит ни на миг.

Время покажет. Надо лететь вперед.

Нет времени на размышления.

Воздух, все пространство лабиринта заполнено невыразимым томленьем, ожиданием чего-то, вековым терпением и нетерпением одновременно. Но нельзя вникать в эти ощущения. Они могут поглотить собой и оставить надежду такой же несвершенной, каковые витают здесь всюду в дыхании стен…

Два светящихся существа то отстают, то сопровождают ее рядом, то отстают снова и она на время теряет их из виду. Но нет времени тормозить. Надо Жить и найти Награду.

Замысловатый проход.

Множество узких отсеков.

Она устремляется в один из них, лишь притормозив на долю секунды.

Очередной огромный зал, где мерцают мириады ярких и тусклых, ровных и пляшущих огней.

Таких залов пролетело множество перед взором женщины. Но в этом она затормозила и встала. Что-то заставило ее сделать это.

Огромная сфера необъятного зала нависала со всех сторон спиралевидными и круглыми сводами. Каждый огонь горел в своей ячейке в рядах на витках спирали. Их было бесконечное множество. Они походили на соты в улье.

Она медленно обвела взором мерцающие своды. За ее спиной стояли светящиеся существа. Чуть поодаль темнела и холодила смерть. Темная фигура стражника зала мерцала рядом. И смотрела на нее пристально холодно.

Может, она не прошла последнее испытание и сделала что-то неверно? Может, истекло время? Почему все так смотрят на меня?

И смерть холодным, высасывающим последние силы взором, пригвоздила женщину к месту…

Она смогла оторвать от нее внимание и еще раз обводила взглядом светящиеся огни. Один из них, такой далекий, ровный, маленький синий огонь…

Бедный, маленький, такой одинокий…  Как жалко его…

Все завертелось в безумном круговороте.

Навалилась боль.

Все тело ломило, а уши разрывались от шума, стонов и воя.

— Неужели это все?

Безумный, вертящийся, рокочущий водоворот… Боль… Дикая усталость навалилась, как бездна.

— Все. Я не успела. Не справилась. Ошиблась. Это все. — Только и успела подумать она перед тем, как темнота, с краев плавно заполонив все пространство, сузилась до одной точки света и затем поглотила и ее.

Полная темнота накрыла мир…

*         *         *

Боль была глухой и приятной.

Боль напоминала о существовании тела.

Боль – это жизнь.

Сознание медленно возвращалось сквозь завесу тупой боли.

Двинуться  не было желания и силы. Но это тоже признаки жизни.

— Если есть чувства, то есть тело. Значит, есть я. – Подумала она.

Веки были тяжелые, и не хотелось двигаться.

— Где это я, интересно? Что со мной?

Она все же чуть приоткрыла глаза, пытаясь сквозь ресницы разглядеть пространство вокруг.

Она лежала на кровати в просторной комнате. Стены были выкрашены светло-зеленой краской. Сквозь опустившиеся вечерние сумерки можно было разглядеть еще кровати в этой комнате. Лежат ли на них люди, не было видно, но, судя по сопению и тихим постанываниям, доносящимся с разных сторон, там тоже были женщины.

— Это должно быть больница. Да, я вчера попала в больницу! Больше ничего не помню…  Это роддом! Вспомнила!

Она медленно, сквозь боль, провела рукой по ноющему телу и дотронулась до живота.

— Вроде, вчера он был больше. Где же мой ребенок?!

В комнату кто-то вошел, и у двери зажгли ночник. Женщина тихо позвала. Нянечка в белом халате подошла к ней и спросила:

— Чаво тебе? Ужо проснулась?

— Я родила? Где мой маленький?!

— А чогож не родить-то. Родила. Кесарево сделали. Спи себе. Отдыхай. Ребенок хороший. Утром принесуть.

Огромная, неземная радость разлилась по телу женщины.

— Родила. У меня ребенок. – Радостно, еле слышно прошептала она. – Какое счастье…

Она уже не чувствовала ни боли, ни усталости в теле, а лишь одно чувство счастья, как океан заполнившее ее всю до краев. На губах играла улыбка. Глаза сами закрылись и наполнились видениями маленького, улыбающегося ребенка. Она медленно перевернулась на правый бок.

— Надо скорее уснуть, чтобы скорее наступило утро, и я увижу своего ребенка, мою награду. Я сделала это. Я родила маленького.

Вдруг память всего произошедшего нахлынула на нее. Она вспомнила, что с ней произошло, что она летела в этом страшном лабиринте и проходила испытание за испытанием.

— Значит, я смогла?! Я успела?! И нашла верный путь и получила свою награду? Я справилась?!  Нет, такого просто не может быть. Это моя фантазия, страшный сон или навеянный наркозом бред, галлюцинации. Разве такое возможно? Это просто роды. Миллионы женщин рожают, и никто не рассказывает ни о каких испытаниях и лабиринтах. Да, это, наверное, видения от наркоза.

Она лежала на правом боку и даже открыла глаза, размышляя обо всем этом.

Вдруг, она совершенно явственно почувствовала, что за ее спиной кто-то стоит и смотрит на нее.

— Должно быть, нянечка еще не ушла, — подумала она, но все же медленно, очень медленно из-за боли внизу живота, оглянулась.

Там, у самой ее кровати стояли два светящихся существа. Они стояли и смотрели на нее и молча улыбались, хотя у них, на самом деле, не было ни глаз, ни рта. Но женщина видела, что они улыбаются, что они рады и поддерживают ее своим взглядом.

— Спасибо, — радостно и смущенно пробормотала она.

Повернувшись к ним спиной, она уснула счастливым и безмятежным сном. Потому что за спиной она чувствовала надежность и уверенность, а впереди ее ждала Настоящая, самая главная Награда – ее синий огонек, ее счастье, ее малыш.

X
X
X